Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5


НазваниеСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
страница14/21
Часть 1
Размер1.05 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Часть 2

День гонок


Глава 26


Верн постучал в дверь. Послышалось неуклюжее, неохотное шарканье, наполненное сомнением, возможно, даже страхом, но в конце концов дверь приоткрылась дюйма на два, удерживаемая цепочкой. Верн и его напарник увидели пару старых раскосых глаз на старом азиатском лице. Мамаше сан, судя по виду, было за семьдесят, с английским дела у нее обстояли плохо, и она чувствовала себя беззащитной.

Верн, со своим умением убеждать, со своей дешевой привлекательностью, с самого начала был в этом деле главным.

– Мэм, – начал он, улыбаясь и излучая глазами тепло, – извините за беспокойство, но мы официальные инспекторы. Нам нужно осмотреть вашу квартиру, понимаете? Это займет совсем не много времени.

Лицо старухи сморщилось в смятении. Внезапно за дверью показалось другое азиатское лицо, значительно более молодое, принадлежащее очень миловидной девочке лет четырнадцати, не старше. «Ого, – подумал Верн, – привет, привет».

Кожа у девочки была светлой, глаза напоминали миндалины, волосы были зачесаны назад. Она была нежная, как персик, и крохотная, словно сказочная принцесса.

– Моя бабушка не понимает по английски. В чем дело?

– Милая, – сказал Верн, присаживаясь на корточки перед девочкой, – мы официальные инспекторы. Из управления официальных инспекций. Вот, взгляни сюда. – Он показал водительские права штата Алабама, выданные на имя Гортона Ван Лира. – Видишь звезду? Она означает, что это важный документ. Нам нужно заглянуть к вам на секундочку, и мы сразу же уйдем. Мы должны составить отчет. Ты ведь не хочешь ссориться с нашим управлением, правда?

– Такой вещи, как управление инспекций, не бывает, – решительно заявил ребенок. – А это водительские права штата Алабама, а не удостоверение и не полицейский значок. Уходите.

С этими словами девочка захлопнула дверь.

К несчастью, Эрни, работая быстро, уже успел выбить болты петель, и, когда девочка резко потянула дверь на себя, та едва не свалилась на нее. Подхватив падающую дверь, Верн протиснулся в квартиру. Эрни с трудом удерживал дверь, которую в этот момент соединяла с косяком лишь цепочка. Помогая своему напарнику, Верн с улыбкой снял цепочку, словно говоря двум перепуганным женщинам: «Видите, вот и все». На его взгляд, этот жест удался ему настолько, что он посмотрел на женщин, ожидая услышать одобрение. Войдя следом за ним в квартиру, Эрни быстро и умело повесил дверь на петли, вернул на место болты, закрыл дверь и запер ее. Женщины в ужасе смотрели на незваных гостей. Эти двое сейчас олицетворяли для них все зло Америки.

Тем временем Верн проскользнул в комнату и выглянул за раздвижные двери, ведущие как бы на балкон, но никакого балкона не было, поскольку квартира находилась на первом этаже. Вместо этого двери вели на стоянку. Напротив возвышалось другое здание, такое же, как это, ничем не примечательное трехэтажное строение из кирпича с четырьмя открытыми лестничными клетками, по шесть квартир на лестницу. Квартира Ники Свэггер находилась прямо напротив, в чем Верн и Эрни убедились, проверяя почтовые ящики.

– Все в порядке, Верн? – окликнул Эрни, устрашавший пленников своим присутствием и угрюмым, злобным взглядом.

– Да, все в порядке, – ответил Верн. – Отсюда все прекрасно видно, никаких проблем. – Он повернулся к двум азиаткам. – Извините, девочки, но без этого никак не обойтись. Послушайте, никому не нужно волноваться. Мы покладистые ребята, если только вы будете нам помогать.

Без насилия, но с силой, предполагающей возможность насилия, Верн проводил женщин в гостиную.

– А теперь, моя маленькая леди, раз уж ты такая шустрая, а бабуля не говорит по нашенски, похоже, отвечать на вопросы придется тебе. И не пытайся ничего утаить, моя куколка.

Дружески положив руку девочке на плечо, Верн почувствовал, как та напряглась.

– Вы воры? У нас почти ничего нет, но вы забирайте все и уходите. Моя бабушка больна. Потрясение может ее убить. Взгляните на нее: она перепугана до смерти.

Верн похлопал бабушку по спине.

– Ну же, ну же, мама сан, ничего страшного не произошло. Ты просто расслабься, хорошо? Сядь на диван и расслабься. Включи телевизор, займись вязанием.

– Бабушка любит решать судоку.

– Вот вот, пусть решает судоку. А тем временем…

Верн отвел девочку в спальню. Это был еще совсем подросток, очаровательный своей худой угловатостью, с горящими яростью глазами. Нет, не четырнадцать, лет двенадцать, не больше. Груди еще нет. Шорты, футболка, кроссовки. На футболке надпись «ХАННА МОНТАНА, ТУРНЕ 2008 ГОДА» и еще одно детское лицо. В девочке не было ничего сексуального, но притом она была дьявольски соблазнительна, как это часто бывает с умными и бойкими. Такая ни перед кем не спасует.

– Милочка, пожалуйста, помоги мне. Так будет лучше для всех. Сколько народу здесь живет? Где они? Когда вернутся домой? Я не хочу никаких неожиданностей, и, если меня застигнет врасплох какой нибудь сюрприз, тебе придется несладко. – Верн показал рукоятку «глока» в кобуре под мышкой. – На тот случай, если ты не поняла, пистолет настоящий. Я настоящий преступник, и мне какое то время нужно будет побыть здесь. Я не сделаю тебе больно. Ты не свидетель, потому что моя фамилия и так уже значится в сотне ориентировок. Но я настоящий, и никаких героев больше нет, никто не придет тебе на помощь, так что ты будешь делать все в точности как я говорю, иначе у тебя возникнут кое какие проблемы. И еще: я мирный и дружелюбный. Видела Эрни, того типа, что со мной? Вот он настоящий подонок. Я – единственное, что отделяет твою семью от него.

Верн восхищался безукоризненной нежностью очаровательного ушка, такого крошечного, такого правильного, похожего на дорогое ювелирное украшение.

– Вы обезьяна. Зачем вы все это делаете? У нас ничего нет.

– Я не обезьяна. Ну, может быть, есть что то от обезьяны. Милочка, мы здесь, потому что мы здесь, и мы уйдем тогда, когда уйдем. Вы кто, китайцы?

– Вьетнамцы. Мой дедушка работает в клинике, занимается исследованиями. Отец умер, мама работает. Брат и сестра вернутся домой в четыре часа дня, мама – в пять. Пожалуйста, не делайте нам ничего плохого. У нас ничего нет, у нас ничего нет.

– Ну вот, милочка, ты говоришь о плохом. Я же сказал: если вы будете слушаться меня и вести себя смирно, я никому не сделаю плохо. Вот как все должно быть. Бабуля будет вместе с тобой здесь. Можете смотреть телевизор, ходить в туалет, все, что угодно. Можете приготовить себе поесть. Но и только. Мы же будем сидеть в гостиной и смотреть в дверь на здание напротив. Как долго – сам не знаю. Если мы все еще будем здесь, когда остальные вернутся домой, твоя задача в том, чтобы все прошло гладко. Ты объяснишь им, что к чему. Успокоишь. Сегодня тебе придется вести себя как взрослой. Сколько тебе лет?

– Не твое дело, обезьяна!

– Ого, а ты клевая. Мне это нравится. Кажется, у меня где то есть дочка такого же возраста. Надеюсь, она тоже клевая. Ладно, валяй, ненавидь меня, мне к этому не привыкать. Если честно, мне это даже нравится. Может быть, именно поэтому я и стал таким испорченным. Так или иначе, у тебя есть обязанности. Ты должна ублажать бога. Я и есть бог. Ублажи меня, и тебе будет хорошо.

– Никакой ты не бог. Ты обезьяна, ублюдок, громила с пистолетом.

Верн понял, что с этой малышкой ему не поладить, отчего, естественно, она лишь стала нравиться ему еще больше. Может быть, даже слишком. У него в голове возникла одна мысль. Можно будет отвести девчонку в ванную, и там она будет вынуждена сделать все, что он велит, иначе он пригрозит, что причинит боль ее родным. Да, малышка сделает все, что ей скажут. Верн видел у нее в глазах страх, видел, как дрожит ее маленькое, хрупкое тельце. Это его возбуждало.

– Я пойду за бабулей. Да, и еще одно. С чем ты хочешь пиццу?


Глава 27


Почему то Бобу, словно старому медведю, потребовалось выспаться. Поэтому он нарушил обещание, данное шерифу: не услышал звонка будильника, проснулся только в половине одиннадцатого утра и первым делом подумал: «О черт, где я?»

Мгновение смятения, знакомое всем, кому за шестьдесят. Взгляд Боба лихорадочно метался по безликому гостиничному номеру; он понятия не имел, как сюда попал, сколько сейчас времени, почему он проснулся так поздно, почему во сне все окружающие на него обижались. Разумеется, действительность вернулась, но не так быстро. Потребовалось добрых десять минут, чтобы свежая кровь добралась до головного мозга и оживила недавние воспоминания. Боб поспешно схватил «кимбер» 38 го калибра и быстро оглядел полупустую стоянку перед мотелем «Горная империя», с облегчением убедившись, что полицейских машин на ней нет. Затем он включил кофеварку, принял душ, достал последнюю свежую тенниску – дома у Ники должны быть стиральная машина и утюг – и начал звонить.

Первым делом, разумеется, Боб позвонил жене.

Новости были замечательные.

– Боб, Ники очнулась! Она пришла в себя, наша малышка пришла в себя!

Боб почувствовал, как у него в груди расцветает восторг, подобно яркому свету в ночи, возвещающему о подходе подкреплений.

– Слава богу! О господи, как же это здорово! Когда это произошло, как, в каком она состоянии?

Запинаясь от волнения, Джули начала рассказ. Примерно в четверть девятого утра Ники открыла глаза, уселась в кровати, сонно тряхнула головой и спросила: «Привет, мама. Где я?»

Врачи приходили и уходили, были сделаны анализы и тесты. Ники постепенно возвращалась к действительности. Похоже, особенно способствовала этому безмерная радость ее младшей сестренки. Девчонки уселись рядом на кровать и говорили, наверное, несколько часов подряд, не обращая внимания на суету вокруг. Теперь Ники делали новые тесты.

– Она ничего не помнит об аварии, но все остальное, кажется, в полном порядке. «Как папа? О господи, сколько же работы я пропустила! Ой, мне надо позвонить редактору. Когда меня отсюда выпишут? Я проголодалась».

– Как же это замечательно! – обрадовался Боб.

Нет ничего лучше мгновения, когда ты узнаёшь, что твой ребенок выкарабкался из большой беды. Первым желанием Боба было броситься к машине и помчаться прямиком в Ноксвилл, чтобы в этот прекрасный момент быть вместе со своей семьей.

– Врач говорит, все симптомы в порядке. Воспоминания должны вернуться в ближайшие несколько дней. Боб, наша девочка обязательно поправится.

Тут телефон схватила Мико, обезумевшая от радости, и Боб некоторое время говорил со своей второй дочерью на языке отцов и дочерей, трогательном и глупом. Но в какой то момент до него дошло. Да, все хорошо, у Ники все в порядке, все замечательно, счастливый конец… только если…

Боб вдруг осознал, что у его дочери все будет в порядке, только если плохие ребята не вернутся, чтобы снова ее отнять. Теперь, придя в сознание, Ники стала для них гораздо более опасной. Пока она не приходила в себя, оставалась надежда, что она так и не поправится; теперь же, возвратившись к жизни, Ники превратилась в смертельную угрозу.

– Мне бы самому хотелось вернуться, – сказал Боб. – Мне бы очень хотелось вернуться.

– Но ты не можешь, – закончила за него Джули. – У тебя есть работа.

– Да, есть. Я хочу усилить меры безопасности.

– Боб, я уже связалась с агентством Пинкертона. Число охранников будет увеличено. Это стоило бешеных денег, но мне все равно. Что там у тебя происходит?

Боб вкратце рассказал о последних событиях, жалея о том, что у него пока еще нет следующего четкого шага, что до разгадки пока так же далеко, как и прежде. Все оставалось слишком бесформенным. Какие то неизвестные пытались убить Ники, затем пытались убить его самого за то, что он решил этим заняться. В управлении шерифа нет никаких зацепок. Ник Мемфис на телефонные звонки не отвечает.

– Сейчас я вернусь в Бристоль, в квартиру Ники. Вот где меня смогут найти.

– Боб, будь осторожен.

– Может быть, эти ребята сами пожалуют ко мне. Если нет, я подожду несколько дней после гонок, не заметно вернусь сюда и пощупаю Эдди Феррола. Если кто то что то знает наверняка, так это он. Мы с ним немного побеседуем, и дальше все пойдет быстро.

– Ты сможешь его разыскать?

– Думаю, смогу.

Тут Боб заметил, что на сотовом мигает огонек, извещая о новом звонке.

– Знаешь, мне пора идти. Я позвоню тебе еще раз, когда вернусь в Бристоль.

– Я тебя люблю.

– И я тебя тоже люблю.

Раскрыв список входящих звонков, Боб увидел номер Чарли Уингейта. Он перезвонил по этому номеру, и ему ответили через две секунды.

– Чарли?

– Мистер Свэггер, вы слышали?

– Нет.

– Нашли убитым владельца оружейного магазина Эдди Феррола, того самого, которому принадлежал «Арсенал Железной горы». Его застрелили. Труп был обнаружен на автомагистрали.

Заморгав, Боб отпил глоток кофе.

– Да, – пробормотал он. – Прежде чем мы с ним смогли поболтать.

– Помните, это ведь я дал вам номер его телефона, который мне удалось считать с жесткого диска в ноутбуке вашей дочери. Вы с ним встречались? Я не…

Внезапно Боб понял, как все это выглядит со стороны.

– Ты думаешь, это я его прикончил? Ты принимаешь меня за наемного убийцу? Нет, Чарли, все было совсем не так. Я встретился с этим Эдди и задал ему несколько вопросов о своей дочери. Он заявил, что в глаза ее не видел, но я выяснил, что это была ложь. Я собирался встретиться с ним еще раз, и вдруг я узнаю, что теперь охотятся уже за мной. Долгая история. С тех самых пор я более или менее залег на дно. Но те, кто беспокоится на мой счет, должны были рассудить, что Эдди – тот человек, к которому я обязательно вернусь. И поскольку убрать меня не удалось, убрали Эдди. Тем более что не было никакой уверенности, сможет ли он выдержать серьезные расспросы. Поэтому самым быстрым решением этой проблемы было всадить ему пулю в голову.

– Да, сэр. Мм… мне тоже угрожает опасность?

– Не думаю. Только в том случае, если те, кого я ищу, располагают очень совершенной системой перехвата телефонных переговоров. Уровня правоохранительных органов. Нет, у этих ребят такой определенно нет. Бездымный порох – вот максимум того, что у них может быть. Это не ЦРУ и даже не мафия. Это обычные парни, которые опасаются, что везение от них отвернется. Чарли, я сейчас уезжаю отсюда. А ты продолжай работать над тем, о чем я говорил, и я перезвоню тебе из Бристоля, хорошо?

– Да, сэр. Непростую задачку вы мне подбросили.

Окончив разговор, Боб снова позвонил Нику Мемфису. Проклятье! Ну куда же он пропал?

Затем Боб позвонил Терри Хепплуайту, продавцу из бакалеи Лестера, о котором по прежнему беспокоился. Но Терри находился в приподнятом расположении духа, и у него не было ничего нового. Боб подумал было о том, чтобы оплатить парню отпуск, но тотчас же сообразил, что так дело не пойдет. Если Терри внезапно исчезнет, Тельма всполошится. Нет, Терри придется сидеть на месте, по крайней мере до тех пор, пока не произойдет то, что произойдет, и тогда внимание полиции переключится на другое. Боб подумал: «Вот еще одна ошибка. Мне не следовало впутывать в это дело постороннего, надо было остаться и принять огонь на себя». Господи, неужели он стареет? В этом деле он уже наломал кучу дров, и, может быть, он только делает все еще хуже? Но ему все равно не оставалось ничего другого, кроме как поскорее убраться из города, пока шериф снова не свалится на него в своем «блэкхоке».

Бросив грязное белье в сумку, Боб направился к машине. Он немного поколесил по городу, надеясь выявить хвост, однако его неожиданные повороты и развороты ничего не дали. Насколько можно было судить, он был свободен и чист.

Шоссе номер 421 подняло Боба на Железную гору и спустило в Тенистую долину, где он остановился, чтобы заправить бак и перекусить. Затем он перебрался через гору Холстон и еще в двадцати милях от Бристоля сразу попал в пробку дня гонок, которой намеревался избежать, тронувшись в путь пораньше. С этими надеждами пришлось расстаться, и Боб приготовился к долгим мучениям: пересечь долину Шенандоа, постоять в пробке при подъезде к мосту через озеро Холстон, а дальше самое плохое по мере приближения непосредственно к автодрому, расположенному в двенадцати милях от Бристоля. Боб ненавидел заторы. Он считал себя слишком старым для них. В заторах не было ничего хорошего. Единственным плюсом заторов было то, что в них не может произойти ничего плохого, потому что тот, кто сделает что нибудь плохое, никуда не сможет деться. Машин было слишком много.

Боб достал карту в надежде найти объездную дорогу. Пусть она окажется длиннее в милях, но по крайней мере он будет ехать, действовать, а не ползти. Вот какой всегда была идеология Боба в подобных ситуациях: лучше быстро ехать, даже если это отнимет больше времени, чем терпеть мучения бесконечного старт стопа.

Однако ничего подходящего не было. Боб вынужден был напомнить себе, что сотни тысяч человек тронулись в путь, что запружены все дороги. Это была чистая физика: такое огромное количество машин на таком небольшом количестве дорог неминуемо должно было привести к сплошным заторам. Нужно было принимать это, а не давать волю чувствам.

Поэтому Боб старался сохранять спокойствие. Он слушал радио, время от времени переключаясь с музыкальных станций на круглосуточные выпуски новостей в надежде узнать какую нибудь информацию о тех двоих Грамли, которые пытались его убить. Но ничего нового не было. Этот сюжет уже умер, как и убийство наркомана Кабби Бартлетта. В постоянном цикле новостей ничто не живет больше суток.

Ну почему не звонит Ник Мемфис? С помощью Ника можно было бы за считаные минуты выяснить, кто такие эти Грамли, о чем говорит их участие, с кем они связаны и на кого работают.

Но Ник не звонил.

Наконец часам к четырем Боб добрался до городской черты, а еще спустя сорок минут прополз мимо автодрома. Здесь было все то же самое, только еще хуже. Огромное сооружение по прежнему господствовало над долиной, но теперь вокруг бурлило море людей. Машины ползли черепашьим шагом, а между ними сновали толпы пешеходов. Отцы семейств спешили на ристалище, ведя своих домочадцев и сгибаясь под тяжестью холодильников с пивом на плечах. Бейсболки с эмблемой НАСКАР красовались на головах у всех, от самых маленьких до стариков. Паломники были одеты в основном по старинке, в джинсы с отрезанными штанинами и безрукавки, и все курили или пили пиво. Женщины были в шлепанцах, и хотя кое у кого под футболкой даже были лифчики, большинство постаралось как можно больше приблизиться к домашней обстановке. Нигде вокруг не было видно ни галстука, ни пиджака, только тонкая хлопчатобумажная ткань, обнаженное тело и ощущение полной расслабленности. Это была ночь – всем ночам ночь, «ночь грома».

По обе стороны от дороги – Боб свернул с 421 го на шоссе Добровольцев – выстроились лавки и магазинчики, так что она напоминала обширный базар. Пожалуй, здесь можно было купить все, имеющее отношение к НАСКАР, за исключением разве что человеческих органов и образцов ДНК. Торговцы суетились словно одержимые, и все расчеты велись за наличные. В воздухе висел дым от бесчисленных жаровен, и даже истовые трезвенники баптисты торговали пивом, зарабатывая деньги на молитвы.

Боб поймал себя на том, что трудно было не заразиться радостью, охватившей всех этих людей, и у него тоже была причина для счастья. У его дочери все в порядке. Она выздоравливает. Все будет хорошо, она вернется. Боб снова ощутил себя богатым дочерьми. Как бы растянуть это наслаждение подольше?

Но в этой радости был червь. Кто то пытался убить Ники, возможно, попытается сделать это еще раз. Эти люди пытались убить и его; они убьют любого, кто окажется у них на пути, даже если этот человек сам о том не догадывается. Евангелие от Марка, 2:11: «Тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой». Калека, вставай, ты исцелился. Я вернул тебе жизнь. Тот парень тоже должен был испытывать радость: чувства разливаются по его ногам, силы крепнут, психологическая ноша отвращения к самому себе, сознания ущербности, изоляции исчезает. Вернись в мир, сынок. Добро пожаловать назад в страну здоровых. Вот как чувствовал себя сам Боб, узнав, что Ники проснулась: он встал с постели, способный снова идти домой.

Что это может означать? Что это может означать??? Эта мысль чугунной болванкой давила ему на сознание, и Боб не сразу заметил, что дорога стала свободной. И он смог – ура! – нажать на акселератор, останавливаясь лишь на светофорах, потому что он уже прибыл на место. Забиты были только дороги по ту сторону от главной медианы.

Промчавшись через центр Бристоля, Боб отыскал нужный поворот прямо перед супермаркетом, его ориентиром, свернул налево, попетлял немного по опрятному жилому кварталу, поднялся на холм и наконец оказался у жилого комплекса, где была квартира Ники.

Он поставил машину рядом с красным «эльдорадо» – ого, у кого то очень своеобразный вкус в транспортных средствах! – и задержался, чтобы оглянуться, проверить, не прицепился ли кто нибудь к нему в этой бесконечно долгой поездке. Никого. Но как ни странно, у Боба возникло ощущение, что за ним следят. На этот счет у него было очень тонкое чутье, не раз спасавшее ему жизнь.

Боб снова огляделся вокруг и ничего не увидел. Стоянка, вытянутая в длину, по обе стороны от нее невысокие четырехэтажные здания, типичные американские многоквартирные дома, обилие балконов. В противоположном конце играли дети, но больше на стоянку никто не заезжал. Боб осмотрел припаркованные машины, балконы, ища хоть какое то движение, но нет и еще раз нет, все было спокойно.

Мания преследования бывшего снайпера. К старости он просто спятил. Тревога профессионального убийцы. Все те, кого он завалил, пришли, чтобы расквитаться. Такое бывает с лучшими из лучших.

Удостоверившись в отсутствии каких либо признаков опасности, Боб поднялся по лестнице, отпер дверь и вошел в квартиру.

Навстречу ему с дивана поднялся мужчина.

Руки метнулись к оружию.

Пистолеты взметнулись в воздух, указательные пальцы легли на спусковые крючки, рычажки предохранителей щелкнули, пришло время смерти. Но затем…

– Ник Мемфис, ради всего святого!

– Привет, Боб. Долго же ты сюда добирался! Я уже начал переживать, что ты вообще никогда не придешь.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Похожие:

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
Моей дочери Эми, не только замечательному человеку, но и идеалу молодой американской журналистки
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconТребуется Помощник Море Такое Восхитительное Такое Прекрасное
Здесь в старом ананасе живет Спанч Боб Сквепенс это обозначает Губка Боб Квадратные Штаны
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кови, Боб Витман, Брек Ингланд 4 правила эффективного лидера в условиях неопределенности
Приглашение к разговору о простых, базовых вещах, не прикрытых наукообразными определениями и формулами, и потому – такому сложному....
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconРимини – Сан Марино – Венеция – Вена – Зальцбург – Мюнхен – Инсбрук – Верона – Римини
Ночь в Римини / 1 ночь в окрестностях Удине / 2 ночи в окрестностях Вены / 1 ночь в окрестностях Мюнхена / 1 ночь в окрестностях...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconХантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно
Хантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно The Kentucky Derby is Decadent and Depraved © 1970 by Hunter S. Thompson
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconВосемнадцатая. Туманное поле
Ночь мы вполне уютно провели под навесом. Костерок, который поддерживался всю ночь, достаточно согревал в холодную летнюю ночь
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconАллан и Барбара Пиз Язык взаимоотношений
Боб сидел за рулем, а Сью рядом с ним, поминутно оборачиваясь, чтобы присоединиться к веселой болтовне своих дочерей. Говорили они...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка) – Стивен Кинг
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconПочему бы и нет?
Ночь сладка; ночь расставила свои сети, и тот, кто вошел в ночь, может вернуться совсем другим, искаженным, нашедшим, а может и потерявшим...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon1. Основные этапы развития русской литературы и журналистики XVIII в. Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек»
Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек» о начале Петровской эпохи
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы