Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5


НазваниеСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
страница16/21
Часть 1
Размер1.05 Mb.
ТипДокументы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

Глава 30


У Верна зазвонил сотовый.

– Да, сэр?

– Как у вас дела, Верн?

– Эрни, как у нас дела?

– Да никак, черт бы тебя побрал, Верн, и ты бы сам это знал, если бы занимался тем, чем нужно. Не представляю, как у тебя хватит совести забрать свою долю за сегодняшнюю работу, если ты только и делаешь, что обхаживаешь эту бедную девочку!

Верн сидел на диване рядом с молоденькой вьетнамкой, нежно обхватив ее за плечи. Вот уже целый час он ласково поглаживал ее по руке, тихо нашептывая ей на ушко.

– Ладно, святоша ты наш, я сделаю свое дело, как и ты, и честно заработаю свои деньги, как и ты.

Верн вернулся к телефону.

– Сэр, я…

– Верн, я слышал ссору. Я же говорил всем вам, что мне не нужны ссоры. Из за ссор рассыпаются все дела, это я точно знаю.

– Сэр, мы с Эрни и не думали ссориться. Просто мы столкнулись с непредвиденной ситуацией, только и всего. Что же касается старика, то он пока не высовывал носа. Эрни внимательно следит за ним. У нас все тихо и спокойно.

– Отлично, а мы сейчас выпускаем преисподнюю из банки. Гонка скоро закончится, сейчас уже пройдено примерно четыреста восемьдесят кругов, и они выждут, когда машин станет много, а потом тронутся, и тогда мы выскочим. Как я уже говорил, именно тогда вы и начнете действовать: вышибете дверь и прикончите старика из обоих стволов. Палите сколько хотите, это не имеет значения, никакая полиция все равно к вам не приедет еще часов шесть после той заварушки, которую мы здесь устроим. А после уносите ноги куда подальше. Я позвоню вам позже, чтобы вы смогли забрать свою долю.

– Это превосходный план, сэр.

– Мальчики, – сказал преподобный, – я хочу, чтобы вы знали: сегодня вы делаете то, что надлежит сделать Грамли, но гораздо важнее то, что вы служите Господу.

– Сэр, Всевышний уже вознаградил меня. Я встретил здесь девчонку своей мечты, да, сэр!


Глава 31


Боб вскрыл упаковку.

Внутри лежала «История снайперского искусства и меткой стрельбы» майора Джона Л. Пластера, эксперта снайпера, возглавлявшего специальную оперативную группу во Вьетнаме. Боб был лично с ним знаком.

– Снайперское искусство, – задумчиво произнес Ник. – Значит, Ники пыталась выяснить что то о снайперах.

– Она не могла найти винтовку. Винтовку нельзя потерять. Она нашла… не знаю, какое то снаряжение, прицел, таблицу определения расстояния до цели, а может быть, что нибудь имеющее отношение к боеприпасам. Сам патрон, коробку, кусок картона, опись, транспортную накладную, что нибудь с обозначением патрона. Но это должно было быть что нибудь необычное. Ники – дочь своего отца. Всю жизнь она провела среди патронов. Ники знает разницу между патронами калибра триста восемь и тридцать ноль шесть, она ни за что не спутает гильзу, патрон и пулю.

– Но это было что то запутанное, поскольку Ники сразу не смогла догадаться и попыталась найти дополнительную информацию: тот владелец оружейного магазина, ты, наконец – книга.

– Давай поищем «Марк два одиннадцать», – предложил Боб.

Он обратился к оглавлению. Проклятье! Никаких «Марк 2:11». Но теперь он был уже так близок к цели, что буквально чувствовал осязаемое присутствие разгадки, плавающей в туманной дымке в дальнем углу комнаты.

– Проклятье, – пробормотал Ник. – Я был настолько уверен…

– Подожди, – остановил его Боб. – Я полагаю, мы имеем дело с сокращением. Вспомни, мы ведь ни разу не видели слово «Марк», написанное рукой Ники. Так что мы не можем знать, был ли это действительно Марк или какое нибудь сокращение. По моему, военные до сих используют сокращение «М» прописная, «к» строчная и точка, оставшееся с прежних дней. Но я не вижу…

– Возвращаемся к оглавлению.

Боб наконец нашел: «Мк. 211», страница 622.

Раскрыв книгу на странице 622, Боб тотчас же увидел фотографии длинных, больших, зловещих патронов, вернее, даже снарядов. Их вытянутые латунные гильзы стояли вертикально на донышке, а вверху торчали пули, подобные боеголовке ракеты, обещающие скорость, точность и разрушение. Конические штуковины с заостренным наконечником, несущие смерть, были выкрашены в черный, в синий, в красный цвета или просто помечены разноцветными кольцами. По этим маркировкам армии, отправленные на другой конец света, в какое нибудь жаркое и пыльное место, распознавали свои боеприпасы.

И вот то, что нужно: Мк. 211, модель О, с бело зеленым наконечником.

Боб и Ник углубились в чтение. Обозначение «Мк. 211 модель О» относилось к мощному бронебойному патрону 50 го калибра производства норвежской компании НАММО, предназначенному для поражения тонких броневых листов. Этот патрон играл важную роль в боевых действиях американской армии на Ближнем Востоке. Пуля весом 650 гран с вольфрамовым сердечником, заключенным в бронзовую оболочку, была сконструирована так, чтобы, ударившись со скоростью свыше двух с половиной тысяч футов в секунду, высвободить энергию в четыре тысячи футо фунтов. Через долю секунды срабатывает маленький заряд, выбрасывая вперед вольфрамовый сердечник, более тяжелый и твердый, который, ворвавшись в боевой отсек, разлетается на мелкие осколки, поражая, выводя из строя и убивая людей и уничтожая тонкое электронное оборудование.

– Перед таким не устоит ни одна броня, кроме танковой, – заметил Боб. – Бронетранспортер, «хаммер», радиолокационная станция, антенна, подвижный командный центр, бункер или баррикада, вертолет, самолет на земле, электрический коммутатор, прожектор, инфракрасный прицел – словом, перед ним не устоит любое военное оборудование, относящееся к категории «мягких целей», все, за исключением настоящего, большого, мощного танка. Готов поспорить, эти штуковины причиняют много вреда там, где их применяют.

– Пятидесятый калибр – это большой? – захотел узнать Ник.

– Пулемет, в котором его впервые применили, окрестили «Королевой боя». Другое название – «Мамаша двойка», по официальному обозначению «крупнокалиберный пулемет М два». В определенных ситуациях тот, у кого такой пулемет, безраздельно правит полем боя, например, если сидит на возвышенности где нибудь на земле плохих ребят. Мы много пользовались такими во Вьетнаме. Любили их. Но этот патрон – последний писк моды. Он не для пулемета. Эта штуковина сделана для винтовки под названием «барретт», огромной сучки, такую с трудом удержишь в руках. Шесть футов длиной, весит около сорока фунтов, устанавливается на двуногую сошку. Внешне напоминает М шестнадцать, накачанную теми гормонами, которые употребляет Арнольд Шварценеггер. Такую не понесешь в кобуре, чтобы ограбить магазин. Но в опытных руках она может поразить на расстоянии мили грузовик или защитное укрытие, может с хирургической точностью обрушивать адский пламень и серу на цель. Из такой винтовки можно убивать людей, сбивать низколетящие самолеты, поражать ракеты на пусковых площадках, радиостанции, локаторы – все, что угодно. Таким патроном можно достать президента в бронированном лимузине. И дело не в винтовке, дело в боеприпасе. Он предназначается исключительно для военного использования, его продажа частным лицам строго запрещена, и, наверное, даже НСА32 не возмущается по этому поводу. Этот патрон предназначен для того чтобы взрывать, чтобы многократно увеличивать убойную силу, чтобы сбивать самолеты и вертолеты. Эта пуля пробьет все, что угодно, и разнесет в клочья то, что окажется позади.

– Значит, вот что обнаружила Ники, – сказал Ник. – Какое то свидетельство того, что винтовка пятидесятого калибра со смертоносным боеприпасом армейского образца находится в руках преступников, предположительно готовящихся к какому то громкому делу. И вот почему ее решили устранить, а когда об этом узнал ты, устранить попытались и тебя. Но что это может быть за дело? У тебя нет никаких догадок? И когда это может состояться?

– Возможно, убийство? – предположил Боб. – Это как раз то, для чего может понадобиться такая штуковина. Президент, губернатор или, ну не знаю, какая нибудь другая важная шишка, он сидит в ложе и смотрит гонку. Преступники заняли позицию на вершине соседнего холма, этого как раз хватит, чтобы подняться над краем автодрома, или им каким то образом удалось пронести винтовку на стадион, хотя она такая огромная, что я просто не представляю, как такое можно сделать. Наш убийца прицеливается в ложу, всаживает в нее десяток Эм ка двести одиннадцать и за пару секунд перебивает всех, кто там находится. Или расстреливает бронированный лимузин. Превращает его в кусок швейцарского сыра.

– Президента здесь нет. Губернатор штата Теннесси присутствует на автодроме, но… губернатор штата? Возможно. Разве что… – Ник запнулся, подбирая нужные слова. – Разве что это совсем не похоже на Грамли. Не их стиль.

– Нет нет, я дело говорю, сам подумай, – не сдавался Боб. – Этих ребят наняла какая то мафия, знающая, что их главное качество – не тонкая работа, а умение молчать. Вот тот товар, который они продают. Так что, быть может, губернатор собирается идти войной на организованную преступность, напугал всех до смерти. Мафия нанимает Грамли, чтобы те решили вопрос со своей обычной грубой жестокостью, но притом они будут молчать, если попадутся.

– Колеса, Боб. Это ведь ты узнал про колеса. Неужели ты ошибся? Они то каким боком вписываются?

– А а а а… – задумался Боб, упрямо придерживаясь своей версии. – Ну да, ну да, Грамли могут рассчитывать на то, что в толпе есть внедорожники, но только с шоссейными шинами. Точно: после нанесения удара – а это займет секунды две – они выгоняют какое нибудь семейство из «чероки», быстро меняют колеса и рвут напрямую по бездорожью, например на вершину холма. Оттуда их забирает вертолет. По моему, очень даже неплохая мысль, приятель.

– Но может быть, ты мыслишь предвзято. Ты снайпер. Тебе всюду мерещится работа снайпера.

– Знаешь, если всадить пулю пятидесятого калибра с десяти шагов, это уже не снайперское искусство. Это уже разрушение, уничтожение, апокалипсис.

– Ну хорошо, полагаю, нам нужно предупредить тех, кто обеспечивает безопасность. Пусть соберут там людей, возьмут под контроль охрану всех важных персон… Нет, мне это по прежнему не нравится. На мой взгляд, это не стиль Грамли. А ты как думаешь, это стиль Грамли?

– Да я до сегодняшнего дня не смог бы отличить Грамли от одуванчика.

– Может быть, они решили сорвать гонку? Выпустить откуда нибудь сверху десять пуль по трем головным машинам, когда те плотной группой входят в поворот? Получится массовое столкновение, груда разбитых машин, гонка прервется, ее придется остановить, отменить – не знаю.

Дальше подхватил Боб:

– А если кто нибудь поставил деньги один к миллиону, что в этой гонке не будет победителя, – ну, этот человек получит целое состояние. Вот только к нему наведаются представители лас вегасской мафии, проверяя, все ли было тип топ, а поскольку на самом деле это не так, бедняга отправится плавать в озеро Тахо в цементных башмаках.

– И для этого совсем не нужны ни водитель, ни быстрая замена колес, вообще ничего. Тут нет никакого смысла, – заключил Ник.

– И что самое смешное, гонка почти закончилась. Сейчас уже около одиннадцати. Начали они в восемь, а на то, чтобы пройти пятьсот кругов, требуется около трех часов. Дружище, я в полном тупике. Ну же, Ник, ты у нас вроде как умный. Придумай же что нибудь.

– Я устал, я старый. Я старше, чем ты выглядишь.

– Ну хорошо, вернемся в самое начало. К тому, что нам известно абсолютно точно.

– Нам известно абсолютно точно, что Грамли раздобыли винтовку пятидесятого калибра и запас бронебойно зажигательных патронов к ней, которые в армии называются «для борьбы с техникой».

– Итак, – сказал Боб, – двинемся по этому пути. Что понимать под техникой?

– Я бы ответил так: легкое бронирование. Лимузины, разумеется. Или, учитывая конкретную ситуацию, электрические кабели, телевизионные машины, переносные сейфы, радиоцентры… не знаю, вывески «Макдоналдс», новые вертолеты, гоночные машины, трейлеры, которые их привезли, баллоны с пропаном для барбекю. Все, что угодно. Боюсь, мы опять вернулись к тому, с чего…

– Да ты просто позвони. Вовсе не обязательно указывать возможную цель. Достаточно запрудить зону сотрудниками правоохранительных органов и…

– Какую зону?

– Наверное, зону гонок.

– Да, вот только – привет, там триста тысяч счастливых болельщиков. Жаль, что среди них нет бронеавтомобиля, набитого наличными. Вот это действительно имело бы смысл. Ладно, сейчас я позвоню и…

В комнате наступила тишина. Оба задумались над тем, что случайно вырвалось у Ника. Да, бронеавтомобиль. Вроде бы неприступный, набитый деньгами, застрявший в потоке машин, однако с ним без труда справится такая штука, как Мк. 211.

– В том, что ты только что сказал, – наконец нарушил молчание Боб, – есть определенный смысл.

– Есть, ведь правда? – Но сначала Ник должен был убедить самого себя. – Откуда там может взяться бронеавтомобиль? Ему некуда ехать, это полная глупость, такого просто не может быть…

Достав мобильный телефон, Ник набрал номер.

– Я позвоню одному капитану из полиции штата, с которым мне приходилось работать, – объяснил он. – Возможно, ему что нибудь известно.

Когда ему ответили, Ник сказал:

– Привет, Майк. Это Мемфис. Извини, что звоню так поздно. Ты смотрел гонку? Здорово, она уже завершилась? Нет, я все понимаю, гонка как раз заканчивается, сейчас будет самое интересное, но мне нужно кое чем тебя загрузить. Я сам сейчас в Бристоле. Извини, но это очень важно. – Он повернулся к Бобу. – Сейчас он убавит громкость телевизора. – Ага, отлично. Майк, у нас есть информация, что на месте находятся очень плохие деятели с отвратительной штуковиной под названием бронебойно зажигательный патрон Эм ка двести одиннадцать. И с винтовкой пятидесятого калибра, чтобы им выстрелить. Такой патрон можно использовать для чего угодно, но чем больше мы думаем, тем крепче становится уверенность, что эти ребята чистые уголовники, их не интересуют политические цели. Так вот, мы пытаемся выяснить, нет ли там чего нибудь такого, что идеально распаковывается такой штуковиной. Я понимаю, это звучит глупо, но я думаю, что больше всего этот патрон подходит для бронированного автомобиля. Ты, случайно, не знаешь, нет ли там какого нибудь бронеавтомобиля…

Ник молча выслушал то, что сообщил ему Майк, и сказал:

– Хорошо, ты можешь немедленно связаться со своим руководством? А я постараюсь связаться со своим. Попробую перебросить вертолетом отряд специального назначения Бюро, который сейчас в Ноксвилле, а затем мы как можно быстрее двинемся на место. За работу!

– Ну? – спросил Боб.

– Пошли, – сказал Ник, – у нас нет времени. Я все объясню на бегу.

Боб накинул легкую спортивную куртку, чтобы прикрыть пистолет в кобуре на поясе и обоймы на спине в кармашках на ремне.

– Это арендная плата, – начал Ник. – Наличные, мелкими купюрами, выручка за сувениры и бейсболки, которыми торговали целую неделю, плюс деньги за сегодняшние билеты, пиво, сосиски в тесте и так далее, все деньги из деревни НАСКАР. Майк сказал, от шести до восьми миллионов. А теперь послушай вот что. Если ты ограбишь банк и возьмешь два миллиона, реально ты получишь лишь двести тысяч, потому что эти деньги нужно будет переправить за границу, в какой нибудь иностранный картель, который их отмоет и только потом вернет в Штаты, и такие картели платят один доллар за десять. От этого никуда не деться. Но здесь совсем другое дело. Восемь миллионов мелкими купюрами, вес нетто от восьмисот до тысячи фунтов, равны восьми миллионам. Никаких один за десять. Ровно один за один. Эти деньги можно будет начать тратить немедленно, никто не сможет их проследить.

– И они в бронеавтомобиле? – спросил Боб.

– Скорее, в грузовике. Деньги собирают во время гонки и доставляют в здание администрации. Но там нет сейфа. Поэтому их складывают в мешки и загружают в бронеавтомобиль. После окончания гонки машина с водителем и тремя или четырьмя охранниками вливается в плотный поток транспорта и начинает тащиться в Бристоль, где деньги разместят в сейфе одного из крупных банков. Пробка – вот что считается главной мерой безопасности. Никому не придет в голову напасть на автомобиль, застрявший в пробке, потому что бежать все равно будет некуда. Но похоже, Грамли нашли какой то способ…

Внезапно Бобу все стало ясно.

– Я все понял. Нет, забирать деньги никто не будет. Грамли вскрывают машину и выводят из действия или убивают инкассаторов. С Эм ка двести одиннадцать на это потребуется десять секунд. Еще они выставят охрану по периметру, чтобы разбираться с полицейскими, которым придется преодолевать поток из тысяч перепуганных зрителей, только чтобы добраться до места. Тем временем другие ребята быстро меняют колеса. Зачем? Потому что ни по какой дороге машина не поедет. Дороги забиты. Машина поедет по бездорожью, на ней только что установили широкие шины с мощным протектором. Машина съезжает с дороги, пробивается через самое свободное место – а это деревня НАСКАР, – сметая все на своем пути, потому что ничто не сможет устоять перед могучим грузовиком. Быть может, им даже удастся каким либо образом форсировать двигатель, выжать из него дополнительные лошадиные силы в течение нескольких минут, прежде чем его заклинит или он загорится. Это как раз то, что сумеет сделать наш водитель; ему такое по силам.

– Да, но куда они смогут бежать?

– На вершину горы. Или холма, не знаю, как там это называется в здешних краях. Они поднимаются наверх, и для этого им нужен лучший водитель на свете, такой, кто побеждал на любых гонках. Они на вершине спустя пять минут и пятьдесят убитых полицейских и простых граждан после того, как напали на грузовик. А вершина холма, насколько я могу рассудить, единственное безопасное место для приземления вертолета. Вертолет вылетает из за гор, вне досягаемости оружия полиции и даже вне поля зрения, он забирает людей и деньги, и через считаные секунды их уже нет. Они летят в темноте, на маленькой высоте, без огней, и никто их не преследует, потому что, во первых, их не видно, а во вторых, даже если бы их было видно, никому не хочется связываться с пулей пятидесятого калибра, которая без труда завалит вертолет.

Дальше подхватил Ник:

– Вертолет улетает с места, приземляется, преступники делят деньги, и к рассвету их уже и след простыл. Мы даже не узнаем, где они совершили посадку.

В это мгновение Боб принял решение. Он догадался, где совершит посадку вертолет. Но у него там тоже было одно дело.

– Мне нужно шевелиться, – сказал Ник. – Я попробую вызвать сюда вертолет и поспешу на место. А тебе необязательно…

– Нет, обязательно. Тебе понадобятся вооруженные люди. И один из них – я.


Глава 32


Гонка завершилась. Это было великолепно. Победу одержал Дейл Младший, чуть опередив Карла, оторвавшись от него в куче аутсайдеров, отставших на целый круг, но по прежнему очень настойчивых. На второй половине пятисотого круга Дейл дал газу, проскочил между двумя машинами, опасно близко промчался мимо третьей, правильно читая дугу поворота – которую он знал лучше, чем то, что находится между бедрами у его подружки, – вылетел на финишную прямую следом еще за одним отстающим, успел разогнаться, обходя его, и оказался под клетчатым черно белым флагом футах в шести впереди сине зеленой машины Карла. Карл же, застряв среди аутсайдеров, – будь они прокляты! – все таки сумел тоже отыскать просвет и рвануть вдогонку, но настигнуть Младшего ему не хватило времени. Вот если бы дистанция была пятьсот кругов и еще тридцать футов, он бы его сделал. Ладно, и что с того? В конце концов, это всего лишь гонка.

По всему шоссе Добровольцев за пределами огромного автодрома народ ликовал, предвкушая последний визит в сортир и возвращение домой, к своим семьям. Грамли тоже изображали радость, дожидаясь решающего момента.

– Каким финишировал МПСШ сорок четыре? – спросил брат Ричард.

– Окончательный список еще не зачитывали… подождите, вот он… – В темноте Калеб прильнул к маленькому радиоприемнику. Наконец он сказал: – Четвертым, он финишировал четвертым.

– Здорово, – пробормотал брат Ричард.

Автодром, расположенный на удалении полумили, по прежнему оставался источником оглушительного шума, несмотря на то что мощные двигатели были уже заглушены и разгоряченные, дымящиеся машины закатывались в гаражи. Это был рев толпы. Он был поистине страшный, чудовище НАСКАР вопило во всю глотку, и над чашей стадиона поднималось яркое зарево не только от прожекторов, освещавших автодром в темноте, но и от тысяч и тысяч вспышек, мелькающих, чтобы запечатлеть то торжественное мгновение, когда юный Дейл Младший получит свой трофей.

– Так, ребята, – сказал старик, – пора готовиться к делу. Если вы со мной, прочитаем молитву, а если же кто то втайне неверующий, ничего страшного, потому что я помолюсь за него, а я так близок к Всевышнему, что Он прислушается к моим словам.

Ребята начали готовиться. Калеб беззвучно скользнул под стол, вытащил две большие пластмассовые коробки и удалился с ними в тень, образованную навесом и стеной ящиков с бутылками воды. Там, вдали от посторонних глаз, он достал из коробок два больших металлических предмета – верхнюю и нижнюю часть винтовки «Барретт М  107» 50 го калибра. Калеб умело соединил обе части, и безукоризненно подогнанные узлы слились в единое целое. Штифты и защелки надежно скрепили механизм. Собранная и готовая, винтовка стала похожа на обычную штурмовую винтовку М 4, но только после шести лет занятий в тренажерном зале; все знакомые линии находились там, где и должны были быть, но вся винтовка выросла и окрепла, стала толще, длиннее, массивнее, набрала силы и веса. Другой Грамли – в темноте Калеб не смог разглядеть, какой именно, – протянул ему тяжелый магазин, снаряженный десятью бронебойными патронами, подпертыми туго сжатой пружиной. Калеб вставил магазин в приемное отверстие и услышал щелчок фиксатора. Затем он оттянул затвор назад (здесь пришлась кстати его недюжинная сила), отпустил его вперед, загоняя в патронник патрон весом четверть фунта с пулей с вольфрамовым сердечником, весящей 650 гран, и поставил винтовку на предохранитель.

Вокруг собирались ребята Грамли. Большинство были в бронежилетах, а вооружение представляло собой в основном пеструю смесь дешевых, но эффективных пистолетов пулеметов производства стран третьего и четвертого мира, собранных в арсеналах организованной преступности по всему Югу, с небольшой примесью надежной американской рухляди. Здесь были два шведских К, два египетских «Порт Саида» (копии К), несколько видавших виды Мк 760, изготовленных каким то мелким африканским производителем по подобию оригинала «смит вессон» (который, в свою очередь, представлял собой копию К), один «узи», раздолбанный древний «томпсон» и даже один АК 47. Щелчки и лязг вставленных магазинов, передернутых затворов, надетых ремней с запасными магазинами, затянутых застежек бронежилетов напоминали шумную возню кур, клюющих грецкие орехи на алюминиевом полу. Но через несколько секунд все было завершено.

– Папа, мы готовы, – доложил Калеб, бывший чем то вроде сержанта.

– Хорошо. Ребята, держитесь в темноте, толпа начинает выходить. Боже всемогущий, какое же это огромное людское море!

И это действительно было так. Первые из ста пятидесяти тысяч человек вышли в ворота автодрома и, оказавшись на свободе, тотчас рассеялись в разные стороны. Это был настоящий исход из храма НАСКАР, и сейчас всему этому народу оставалось только вернуться в мир скучной реальности, а сделать это можно было, лишь проделав медленное шествие в обратном направлении по сравнению с шествием утренним. Те, кто вышел первым, бегом устремились к своим машинам, спеша вывести их с забитых битком стоянок. Тем временем, появившись словно из ниоткуда, на дорогу вышли полицейские в желтых с белым жилетах и с красными светящимися жезлами в руках, чтобы направлять или хотя бы сдерживать могучий поток людей и машин. В теплом летнем воздухе повисли клубы пыли и едкие облака табачного дыма от сигарет и сигар, слышались крики, в основном радостные, звон бутылок, хлопки открывающихся банок, готовых выдать свое содержимое, дружелюбный гомон людей, объединенных одной страстью, жужжание насекомых, привлеченных светом, редкие выкрики разошедшейся молодежи, плач притомившихся детей – бурное веселье счастливых, но уставших людей.

За какие то минуты образовались заторы: слишком много машин, слишком много народа, слишком мало дорог. Воздух наполнился сердитыми гудками клаксонов, однако в основном люди смирились с мучительно медленным разъездом по домам. Вскоре все полосы напротив придорожной закусочной «Пайни Ридж» оказались плотно забиты машинами, полными людей, бампер к бамперу, дверь к двери, намертво застывшими в обоих направлениях. И те, кто сидел в машинах, даже не догадывались, что всего в нескольких шагах от них в темноте затаилась группа боевиков, вооруженных до зубов, полных агрессии и безумия.

«Да, ребята, через пару минут вам предстоит здорово повеселиться», – подумал брат Ричард.

Он держался позади, безоружный. Ему незачем было вылезать вперед, рискуя получить пулю в первоначальном столпотворении. Он выйдет из укрытия только тогда, когда грузовик будет захвачен, а инкассаторы сложат оружие или будут убиты. Брат Ричард облизал пересохшие губы, но язык тоже был сухой. Достав бутылку воды, уже теплой, он отвинтил крышку и отпил большой глоток.

– Полегче, брат Ричард. Будет не слишком хорошо, если посреди всей заварушки вам придется сворачивать на обочину, чтобы отлить.

Все рассмеялись.

– Ну что ж, кузен Клетус, если так случится, ты будешь сдерживать толпу, пока я буду опустошать свой шланг, договорились?

Новый взрыв хохота. Этот брат Ричард, какой же он шутник!

Медленно тянулись минуты, ребята терпеливо ждали, озаряя темноту огоньком «Мальборо» или «Лаки страйк», заполняя пространство под навесом табачным дымом.

– Я его вижу, – наконец сказал старик, стоявший впереди. – Да, точно, вот он, пытается вывернуть.

Теперь и Ричард тоже увидел грузовик. Это был «Форд Ф 750», официально именуемый «инкассаторский автомобиль для перевозки наличных денег». На плоских бронированных боках и дверях красовались эмблемы банка. Неуклюжий, громоздкий, десять футов высотой и двадцать два фута длиной, он обладал изяществом молоковоза 1950 х годов, гордо надувшегося для участия в торжественном параде. Белый грузовик сверкал в лучах яркого света, ровные ряды заклепок отбрасывали крохотные тени, делая его непохожим на гладкую, ровную кожу обычных машин; да, у этого большого, грузного малыша была текстура. Окна были забраны решетками с узкими щелями, похожими на амбразуры. Бронированный по высшему классу от колес до крыши, грузовик мог противостоять чему угодно, за исключением того, что приготовили для него сегодня Грамли. Прямоугольные бамперы, внушительный корпус, солидная угловатость сейфа – машина производила впечатление неуязвимости, напоминая движущуюся крепость, установленную на усиленные рессоры и амортизаторы.

Ричард разглядел двух обреченных водителей, безмятежных за пуленепробиваемым ветровым стеклом толщиной три дюйма, не подозревающих о том, что вот вот разверзнется преисподняя. Они сидели расслабившись, смирившись подобно всем остальным с предстоящим хождением по мукам, и здоровенная махина медленно ползла по дороге, ведущей от здания администрации автодрома к шоссе Добровольцев. Грузовик словно застыл в очереди машин, ждущих, чтобы встать в другую очередь. Вокруг спешили люди, обходя, огибая застывшую машину, при этом кое кто даже вскарабкивался на бамперы, и все это имело фантастический вид в коричневатом сиянии ртутных фонарей. Громоздкий грузовик требовал уважения к себе. Дважды машины, находившиеся в более выгодном положении, безропотно пропускали его вперед, потому что в нем было что то магическое.

Но все быстро рушилось под воздействием феномена яркого света, когда ни одна деталь не кажется доминирующей, поскольку источников освещения было так много: ртутные фонари над головой, свет фар машин, двигающихся в противоположных направлениях по всем полосам, мигающие огоньки полицейских жезлов, а в небе быстро перемещались прожектора на вертолетах телекомпаний, среди которых были и две три полицейские вертушки. Воздух тут и там вспарывали ослепительные лучи – это была битва на световых саблях из седьмого эпизода «Звездных войн»: «Атака смертоносных баптистов, прирожденных безжалостных убийц». Яркие пятна метались по клубящимся облакам пыли и дыма, и все это под аккомпанемент Америки 2008 года: машины, дети, крики, вопли, плач, смех. Люди здесь были чем то незначительным – мерцающими тенями и призраками.

– Проклятье, – сказал Ричард, ни к кому не обращаясь, – по моему, это великая страна, а?

– Черт возьми, ребята, – заметил Калеб, – пора и нам что нибудь получить.

– Вот он, уже совсем близко. Калеб, ты готов?

– Да, сэр.

– Помни: ты двигаешься не таясь, как будто делаешь то, что должен делать. Помни: только не в окна, это пуленепробиваемое стекло еще понадобится нам по дороге наверх.

– Да, сэр. Я все понял, папа.

– Я люблю тебя, сынок. Я люблю вас всех, мои мальчики, мои храбрые мальчики Грамли, черт побери!

– Мы тоже тебя любим, отец.

– Брат Ричард, я люблю даже тебя.

– Преподобный отец, когда все это останется позади, ты пойдешь со мной в душ?

Хохот Грамли.

– Ты неисправим, Грешник, – пробурчал старик.

Пришло время действовать Калебу. Он вышел на дорогу с тяжелой длинной винтовкой, тридцать фунтов, пятьдесят восемь дюймов, и решительно направился через полосы, протискиваясь между машинами. Один раз он даже пропустил джип, полный детей, и двое мальчишек на заднем сиденье вытаращились на невероятное зрелище: светловолосый верзила в черной футболке и бейсболке, с наушниками в ушах, в громоздком бронежилете и с шестифутовой смертоносной махиной в руках. Однако никто ни о чем не догадывался. Калеб держался совершенно спокойно, потому что он был совершенно спокоен. Он подошел к медленно ползущему «Ф 750» практически вплотную. Инкассаторы не смотрели по сторонам, лениво уставившись вперед, на дорогу, забитую машинами, на которых то вспыхивали, то гасли красные огоньки стоп сигналов. Калеб поднял винтовку, так что от дула до стальной двери оставалось фута три, и выстрелил.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

Похожие:

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
Моей дочери Эми, не только замечательному человеку, но и идеалу молодой американской журналистки
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconТребуется Помощник Море Такое Восхитительное Такое Прекрасное
Здесь в старом ананасе живет Спанч Боб Сквепенс это обозначает Губка Боб Квадратные Штаны
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кови, Боб Витман, Брек Ингланд 4 правила эффективного лидера в условиях неопределенности
Приглашение к разговору о простых, базовых вещах, не прикрытых наукообразными определениями и формулами, и потому – такому сложному....
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconРимини – Сан Марино – Венеция – Вена – Зальцбург – Мюнхен – Инсбрук – Верона – Римини
Ночь в Римини / 1 ночь в окрестностях Удине / 2 ночи в окрестностях Вены / 1 ночь в окрестностях Мюнхена / 1 ночь в окрестностях...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconХантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно
Хантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно The Kentucky Derby is Decadent and Depraved © 1970 by Hunter S. Thompson
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconВосемнадцатая. Туманное поле
Ночь мы вполне уютно провели под навесом. Костерок, который поддерживался всю ночь, достаточно согревал в холодную летнюю ночь
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconАллан и Барбара Пиз Язык взаимоотношений
Боб сидел за рулем, а Сью рядом с ним, поминутно оборачиваясь, чтобы присоединиться к веселой болтовне своих дочерей. Говорили они...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка) – Стивен Кинг
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconПочему бы и нет?
Ночь сладка; ночь расставила свои сети, и тот, кто вошел в ночь, может вернуться совсем другим, искаженным, нашедшим, а может и потерявшим...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon1. Основные этапы развития русской литературы и журналистики XVIII в. Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек»
Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек» о начале Петровской эпохи
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы