Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5


НазваниеСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
страница3/21
Часть 1
Размер1.05 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Глава 4


Если бы Боб закрыл глаза, иллюзия была бы полной. Он без труда смог бы убедить себя, что снова находится во Вьетнаме, на какой то передовой операционной базе, добраться до которой можно только на вертолете, и вертолет являлся главным пунктом в повестке дня: доставлял людей к месту боя, забирал раненых, в случае необходимости оказывал мощную огневую поддержку. Боб снова вернулся в боевую зону машин, и, хотя по периметру отсутствовали мешки с песком, охрана была на месте. Обширное пространство было разбито на отдельные уголки, так что каждая могучая машина находилась обособленно от остальных и ее экипаж и обслуживающий персонал работали единой командой. Нет, не Вьетнам, но большие мощные машины были совсем такими же. Они создавали оглушительный шум, который физически присутствовал в воздухе и требовал защиты для ушей – такими мощными были вибрации, в такт которым гудело все вокруг. Все те, кто деловито суетился здесь, имели какое то отношение к двигателям – перепачканные машинным маслом, грязные, счастливые тем, что занимаются любимым делом, они не обращали никакого внимания на свой внешний вид.

Вторым доминирующим фактором был резкий запах высококачественного топлива, висевший повсюду, такой же осязаемый, как и скрежещущий рев двигателей. При желании игру во Вьетнам можно было продолжать и дальше: подобно летчикам минувших дней, здесь аристократами были водители. Худые молодые люди в специальных гоночных комбинезонах, сексуальные, и казалось, что все остальные стремятся привлечь их внимание или хотя бы побыть рядом.

Разумеется, это была не передовая операционная база «Мария», расположенная к северу от Дананга, где то в непроходимых джунглях Вьетнама, и год был не с 65 го по 73 й. Это были боксы в самом центре гоночного круга Бристольского автодрома, город Бристоль, штат Теннесси, а вокруг возвышались не горы, кишащие чарли,9 а чаша стадиона, почти вертикальная стена трибун, способных вместить около ста пятидесяти тысяч болельщиков. Сейчас эти трибуны оставались в основном пустыми, и все же несколько ярых фанатов наблюдали за происходящим, засекая время секундомером.

Боб стоял в боксе рядом с машиной, в своем роде такой же совершенной, как и штурмовые вертолеты «хьюи» или «кобра». Она называлась МПСШ 44 и представляла собой «додж чарджер» в новой пятнистой камуфляжной раскраске, в какой парни ходят по Багдаду, с огромными эмблемами в виде якоря на фоне земного шара, красующимися на капоте, крыше и дверях. Вокруг суетились механики и помощники механиков, каждый выполнял какую то свою работу, а все вместе они стремились довести машину до некоего технического совершенства. Они постоянно наступали в лужицы машинного масла и горючего, и бетонный пол был, как и во Вьетнаме, покрыт перекрещивающимися цепочками следов, оставленных пробежавшими людьми, широкими, гладкими шинами и мириадами разнообразных приспособлений на колесах, которые обслуживали большую машину. МПСШ 44 была оснащена сделанным на заказ восьмицилиндровым двигателем, таким мощным, что он рвался из под капота; она ездила на четырех гладких широких колесах, которые можно было заменить в считаные секунды, и пожирала в огромном количестве ядовитое пойло химически модифицированного горючего. Как и всякий инструмент, машина не оставляла места для комфорта, оставаясь крутой, серьезной жестянкой с болтами и гайками, предназначенной только для одной цели, а именно промчаться на полной скорости по кругу длиной в милю пятьсот раз, изрыгая облака выхлопов. Все необходимые прибамбасы были на месте: антикрыло сзади, чтобы не дать взлететь в воздух, амортизаторы из криптонита или какой то другой чудодейственной стали, дорожный просвет в четыре дюйма, и все это для того, чтобы МПСШ 44 мчалась с дьявольской скоростью. Внутри благочестивая строгость, также лишенная каких либо удобств: одно наглухо закрепленное сиденье, замурованные двери, повсюду сетки безопасности.

Боб стоял у внешней границы столпотворения и чувствовал себя назойливым зевакой. Однако ему велели быть именно здесь и именно в это время, и все препятствия, мешавшие проникнуть в святая святых НАСКАР, пали, когда он назвал себя, как будто он действительно был важной птицей.

Благодарить за это нужно было добрую старую сеть ветеранов МПСШ, морской пехоты Соединенных Штатов. Боб получил пачку фотографий, снятых с воздуха компанией «Дьюи авиейшн» из Ноксвилла, и не увидел на них почти ничего, кроме многочисленных следов покрышек, протянувшихся на десять миль по спуску с Железной горы и оставленных подонком, который на быстрой машине преследовал его дочь, пытаясь ее убить. Даже увиденные с высоты, все эти следы оставались для Боба тарабарской грамотой. Но у него были друзья, и он позвонил сыну одного из них, подполковнику отдела кадров Центрального управления, и спросил, не знает ли тот какого нибудь бывшего морского пехотинца, кто разбирается в машинах, гонках, авариях, заносах и тому подобном. Как оказалось, такого человека подполковник не знал, но он предложил кое что получше – человека, который только что вместе с крупным нью йоркским рекламным агентством предпринял поиски пилота НАСКАР, готового в предстоящем сезоне украсить свою машину эмблемой МПСШ. Не в качестве благотворительности, потому что в наши дни в НАСКАР нет благотворительности. Это был рекламный ход, совершенный за деньги. Но все же этот парень, его команда, все они прониклись духом Semper fi10 и были горды возможностью гонять под знаком якоря и земного шара. Больше того, этому парню предстоит участвовать в спринтерской гонке и он сейчас находится как раз в Бристоле. Последовали телефонные звонки, были достигнуты договоренности, и в конце концов Бобу сообщили, что, хотя команда МПСШ «Крайслер» в последнее время работала по двадцать четыре часа семь дней в неделю, не будет ничего страшного, если он сегодня в одиннадцать часов придет сюда, поскольку квалификационные заезды начинаются только завтра, а пока что продолжаются последние приготовления.

И вот Боб стоял и ждал, и тут к нему подошел тощий молодой парень в джинсах и бейсболке, пожал руку и знаком предложил следовать за ним. Он не сказал ни слова, потому что шум стоял оглушительный. Боб пошел следом за парнем сквозь деловитую суету. Он едва увернулся от колеса, которое один из механиков катил к машине, чей корпус – Бобу захотелось назвать его фюзеляжем – виднелся поверх стены. Ему пришлось пригибаться, отпрыгивать в сторону, и наконец он очутился внутри жилого прицепа, где оказалось очень мило, почти как в номере люкс в гостинице. Очевидно, здесь было место отдыха. Когда дверь наглухо закрылась, Боб вытащил из ушей затычки, парень сделал то же самое, и Боб назвал себя.

– Комендор сержант, да? Вы прославленный герой той далекой войны, правильно?

– Да мы там в основном извивались как червяки, чтобы нас не подстрелили, только и всего, – ответил Боб.

– Ну а я Мэтт Макриди.

Боб был поражен тем, что этот мальчишка и есть тот самый человек, к которому он пришел, – пилот, четвертый в классификации НАСКАР, одержавший множество побед и имеющий неплохие шансы завоевать главный кубок. Такой молодой. Веснушчатый, с копной рыжих волос. С другой стороны, пилоты вертолетов тоже все до одного были молодые, но Боб знал, что, если надеть такому парню на голову шлем и посадить за штурвал «птички», он отправится в самое пекло и выполнит задание. Так что он запретил себе считать молодость Мэтта Макриди недостатком.

– Рад с вами познакомиться. Примите поздравления по поводу вашей выдающейся карьеры. Извините, что не узнал.

– Комендор, уверяю вас, когда тебя все узнают – это уже слишком. В основном приходится иметь дело с теми, кому от тебя что то нужно – от автографа до вложения денег. И у всех у них такие холеные прически. Никогда не доверяйте человеку с холеной прической, знаете, когда волосы прилизаны, словно глазурь на пирожном. Проклятье, я просто гоняю на машине по кругу, даже никуда не приезжаю! Заканчиваю там же, откуда начал, вот что самое смешное!

Боб улыбнулся, и парень решил выдать еще одну шутку:

– Если из этого ничего не получится, наверное, я вернусь на заправочную станцию.

– Сынок, судя по всему, у тебя получается очень даже неплохо.

Мальчишка просиял, радуясь тому, что произвел впечатление на настоящего героя.

– Пока что не жалуюсь. Машины теперь сминаются редко, а я отношусь к этому очень серьезно, потому что из за смявшейся машины мой дедушка последние шестьдесят лет своей жизни оставался прикованным к инвалидному креслу. И горят они тоже редко, что самое прекрасное. Мой отец сгорел в машине заживо, так что к этому я также отношусь очень серьезно. Короче, раз вы не собираетесь рассказывать мне, какой я великий гонщик, значит, вы не один из тех холеных подхалимов, кто ради дармового билета готов лизать задницу. И вы не горите желанием затащить меня на корпоративную вечеринку, где я буду стоять словно пришибленный, а все будут обхаживать меня, будто какую то диковинку. Ненавижу все это дерьмо, но, увы, оно неотъемлемая часть бизнеса. Так что старт у нас получился удачным. А теперь скажите, чем я могу вам помочь. Надеюсь, мне не придется надевать робу пожарного или пожимать тысячу рук.

– А также покрывать глазурью волосы и становиться предметом всеобщего обхаживания.

– Вы нравитесь мне все больше и больше.

– Вот и отлично. Что ж, надеюсь, много времени я не отниму.

– Позвольте мне пригласить Реда Николса, моего старшего команды. Он знает столько, сколько мне не узнать и за всю жизнь. Ред был старшим команды еще у моего отца.

– Конечно.

Пока Мэтт Макриди ходил за Редом, появилась красивая девушка – черт побери, малыш отлично устроился! – и предложила Бобу что нибудь выпить. Он выбрал бутылку сока. Вскоре дверь открылась, и появился мужчина одних лет с Бобом, морщинистый и замасленный.

– Ред, познакомься с Бобом Ли Свэггером, из настоящей морской пехоты.

– Мистер Свэггер, для меня это большая честь. Я был во Вьетнаме в самом конце, механиком в транспортной части, и слышал о знаменитом Бобе Гвоздильщике.

– Того парня уже давно нет. Перед вами просто старик с больной ногой.

– Мэтт, ты должен понять, что мистеру Свэггеру пришлось изрядно побегать, как и тебе, но вся разница в том, что в него при этом еще и стреляли. Так что будь с ним вежлив.

– Непременно, – ответил Мэтт. – Я уже успел понять, что мистер Свэггер серьезный южанин, а не какой нибудь прилизанный болван с вялым женским рукопожатием.

– Что ж, посмотрим, чем мы сможем ему помочь.

И Боб выложил все, по возможности кратко, без ненужных подробностей. О том, что случилось с его дочерью, что думает по этому поводу полиция, о своем беспокойстве, о решении потратить две тысячи семьсот долларов на аэрофотосъемку дороги, осуществленную компанией «Дьюи». В заключение он показал фотографии, пришедшие по факсу несколько часов назад.

– Итак, я надеюсь, что вы взглянете на эти следы и разъясните мне, что к чему. Для меня все это – что курица лапой написала. Насколько я понимаю, вам уже приходилось видеть следы от заносов. Вы знаете, как ведут себя машины на большой скорости, когда тормоз нажат и когда он отпущен, как они идут юзом, поворачивают, рыскают из стороны в сторону, опрокидываются. И вы сможете мне сказать, что там произошло. Если полиция права и речь действительно идет о каком то одуревшем от наркоты подростке, тогда я спокойно умою руки. Полиция его возьмет, я в этом не сомневаюсь. В противном случае мне придется копать глубже и делать кое какие приготовления. Я хочу защитить свою дочь.

– Я вас прекрасно понимаю. Есть какие либо основания считать, что кто то пытался убить вашу дочь?

– Такую возможность нельзя сбрасывать со счетов. Ники занимается криминальной хроникой в округе, который славится коррупцией и наркоторговлей. Это одно. Далее, не исключено, что это может быть как то связано со мной, отголоски давнишних событий, когда порой не удавалось обойтись без насилия. Возможно, я нажил себе каких то влиятельных врагов. Так что, быть может, кто то хочет нанести удар по мне, ударив мою дочь. Это тоже нужно принимать в расчет. Я уже порядочно пожил на свете и не верю в случайные совпадения.

– Мы в них тоже не верим, – согласился Ред. – У нас в гонках, когда все происходит на скорости под двести, тоже никогда нельзя верить в случайные совпадения. Что ж, мистер Свэггер, давайте посмотрим, что там у вас есть.

Юнец и пожилой мужчина изучили переправленные по факсу снимки. Фотографии были не слишком отчетливые, но мистер Дьюи не поленился спуститься на предельно низкую высоту, и аппаратура у него была отличная. Боб чувствовал, что не зря потратил две тысячи семьсот долларов, снятые с кредитной карточки.

– Вы видите здесь следы двух машин. Первая – «вольво» моей дочери, хотя она вступает в игру только на заключительном этапе. У нее следы более тонкие и более узкая колея.

– Да, мерзавец катил на широкой, тяжелой резине, это точно.

– Хорошо видно, что он пытался ударить ее с той и другой стороны, но она дважды ушла от него и успела спуститься вниз, так что когда он в конце концов все же вытолкнул ее с дороги, откос был уже пологий и машина не перевернулась. Полиция считает, это спасло моей дочери жизнь.

– Пожалуй, тут они правы, – согласился Ред.

Некоторое время они с Мэттом обменивались фразами на профессиональном жаргоне.

– Отличное сцепление на всем протяжении. Он жмет левой ногой. Похоже, постоянно находит идеальную линию. Знаешь, мне действительно нравится его угол.

– Углы у него чертовски хороши, особенно если учесть, что все повороты «слепые». И еще мне нравится, как быстро он выходит на идеал, в самом начале середины поворота. Вот в этот он вписался просто отлично, без особых усилий.

– Полагаю, этому парню уже приходилось носиться по горным дорогам на ста милях в час. Мне нравится его сцепление. Он ни разу не поднялся на два колеса.

– Согласен, Мэтт.

– Мистер Свэггер, у вас нет других снимков? На этих я вижу, как чертовски хороший водитель сталкивает маленькую заморскую штуковину с дороги. Должен сказать, эта девчонка, ваша дочь, обладает завидным хладнокровием. Полагаю, этим она в отца.

– Скорее, в мамашу. Да, я не знаю, как все это понимать. Мистер Дьюи сказал, что, закончив съемку, развернулся и поднялся выше по дороге, чтобы проверить, не пропустил ли он чего нибудь. Он пролетел над шоссе гораздо дальше, чем я его просил, и намного выше нашел другие следы. Конечно, может быть, это совсем другой человек, но мне кажется, это тот же самый тип. Та же ширина шин, такой же сочный цвет. Разумеется, для полной уверенности надо изучить рисунок протектора, но, как я уже говорил, я не очень то верю в случайные совпадения.

Он протянул еще два снимка, и двое мужчин внимательно изучили их, несколько раз сверяясь с первой серией фотографий.

– Что ж, – наконец сказал Ред, – это подводит черту.

– Определенно, – подтвердил Мэтт.

– В таком случае расскажите, что у вас получилось.

– Как я уже говорил, этот тип нещадно колотил машину вашей дочери, тут трудно что либо сказать, кроме того, что он отличный водитель и она ему мало в чем уступает. Машины сталкиваются, скорость под сотню, ваша дочь держится на внутренней стороне, его заносит, но он не теряет контроля и бросается в погоню.

– Понятно.

– Однако видите вот это? Боюсь, у нас плохие новости.

Бобу невыносимо захотелось оказаться где нибудь в другом месте. Он не хотел слушать о худшем. Весь мир будет гораздо лучше для всех, если речь идет лишь о каком нибудь пьяном подростке или накачавшемся наркотиков фермере, решившем попугать девушку за рулем, как это делал его кумир, покойный Дейл Старший.

Но все было не так.

– Вот мы здесь, за десять миль до места аварии, и смотрите, какой поворот выполнил этот лихач. А вот еще один. Он мчался как сумасшедший, чтобы догнать вашу дочь, как будто слишком поздно узнал, что она здесь.

– Однако он не преследует ее в том смысле, что видит ее и пытается приблизиться, – сказал Боб. – Другими словами, это означает, что за много миль до того, как установился зрительный контакт, этот парень гнал сломя голову, чтобы ее догнать.

– Да уж, определенно, он гнал сломя голову, – подтвердил Мэтт. – Он не просто ехал быстро по ровной дороге, получая удовольствие, – он несся на бешеной скорости по очень опасной дороге, и поверьте мне, так вести себя можно только в том случае, если настигаешь лидера за два круга до финиша. Ни один человек не будет вести такие игры со смертью только ради удовольствия. Затем вот здесь последний поворот, самый дерзкий, и, черт бы меня побрал, это образец великолепного вождения. Водитель совершенно точно просчитал угол кривой, определил, где надо атаковать и как долго, с точностью до десятой доли секунды, и выполнил все безукоризненно. На одну десятую долю секунды позже – и он врезался бы в деревья слева от дороги, на одну десятую раньше – в деревья справа. Однако этот парень нашел то, что мы называем идеальным углом. Необязательно это кратчайшая кривая, но это означает, что он обрабатывает поступающую информацию со сверхскоростью, он знает свою машину так же хорошо, как собственное лицо, он прекрасно выписывает дугу, сохраняя максимальное сцепление с дорогой, а сцепление – это скорость и контроль, его не заносит, не уводит в сторону, он нажимает левой ногой на тормоз, держа правую на педали газа, что совсем не просто, и в нужный момент, достигая кульминации, топит акселератор в пол и выходит на прямую, набирая скорость, а не замедляясь, не теряя времени на то, чтобы прийти в себя и выправить машину.

– Это хорошее вождение.

– Нет, сэр, это потрясающее вождение. Если не брать в расчет профессиональных гонщиков, мало кто из водителей умеет так проходить повороты, даже полицейские и молодые лихачи. Требуется много времени, недюжинная храбрость и солидное вложение в основные внутренние и внешние детали машины, а также изрядная доля везения, чтобы освоить эту науку. Ты находишь идеальный угол, которой кажется неправильным, но он правильный. Ты идешь под этим углом и в определенный момент тормозишь, но как только машина начинает идти юзом, ты ведешь тонкую игру «левая нога – правая нога», пуская машину в пляс, чтобы можно было начать разгон еще до того, как она выйдет на прямую, потому что тогда будет уже слишком поздно давить на газ. И все это нужно делать, предельно точно рассчитывая время, в противном случае ты окажешься вверх колесами, объятый пламенем, и тебе останется только надеяться на то, что пожарные машины успеют приехать до того, как у тебя полностью сгорят руки и ноги, ну а уж о сломанной шее можно не говорить.

– Понятно.

– Комендор, – сказал Ред, – вашу дочь столкнул с дороги не какой то юнец. Это сделал чертовски хороший, опытный гонщик. Он знает все штучки. Его место здесь, среди больших ребят вроде вот этого тощего малыша Мэтта. Он профессионал. И он сознательно пытался убить вашу дочь.


Глава 5


Преподобный Олтон Грамли произнес мощную проповедь, полную баптистского адского огня и вечного проклятия, в молельном зале баптистского лагеря Пайни Ридж, расположенного в нескольких милях от Маунтин Сити, недалеко от старого шоссе номер 167, там, где оно встречается с новым номер 67.

Он призвал милостивого Господа послать мудрость своему блудному сыну, потерпевшему неудачу, послать ему мудрость, смирение, почитание старших – все то, что примерный мальчик христианин должен выказывать своему религиозному наставнику.

– Ты потерпел неудачу, – произнес он громовым голосом, раскатившимся мощными отголосками. – Ты потерпел неудачу, потому что молился недостаточно усердно, когда просил Господа направить твою руку. Ты должен молиться, брат Ричард, и всецело вручить свою душу Тому, кто свыше. Только тогда Он тебя услышит.

Преподобный был тощим стариком с зализанными назад седыми волосами, обильно политыми гелем, и большими белоснежными вставными зубами. Одет он был в зеленовато голубой костюм тройку из супермаркета. Его сыновья и племянники острили: «Папашина портниха – Ва Миньчоу, дом номер 38, Промышленный район, Харбин, провинция Хэйлунцзян, Китай». Эта шутка неизменно вызывала у них хохот.

– Проклятые мальчишки, дьявол приберет вас к себе! – грозно кричал преподобный, после чего начинал хохотать еще громче их.

Но сейчас его мальчишек здесь не было. На самом деле проповедь преподобного слушал всего один прихожанин. Это был сидевший в первом ряду молельного зала костлявый мужчина неопределенного возраста – такому может быть от тридцати до шестидесяти, крутая южная школа увесистых кулаков и горных дорог, неукротимый, хладнокровный, крепче медных сапожных гвоздей, из тех, кто не заводится напрасно и умеет держать себя в руках. На нем были обтягивающие вытертые джинсы, стоптанные сапоги, простая синяя рубашка и огромная светло желтая ковбойская шляпа в духе Ричарда Петти, поношенная, но сохранившая былую элегантность, надвинутая на лоб. Мужчина был не из тех, кто снимает шляпу в помещении, даже в церкви. Этот облик дополняли дорогие черные очки наподобие тех, которые обычно носил Король Ричард,11 а также усы и бородка, хотя волосы его не были рыжими.

– Старик, давай перейдем к делу, – наконец сказал он. – Мне начинает надоедать этот спектакль.

– Тебе была поручена работа, и ты с ней не справился. Если бы мне был нужен провал, я бы послал своих собственных сыновей, черт бы их побрал. Они настолько тупы, что провал был бы обеспечен, да хранит их Господь.

– Они действительно тупы, – сказал брат Ричард, прозванный так за сходство с настоящим Ричардом Петти и за их предполагаемое общее прошлое в НАСКАР. – Но с этим все в порядке, потому что они вдобавок страшно ленивые.

– Они хорошие ребята, – возразил преподобный.

– Не совсем, – в пику ему ответил брат Ричард.

– Так или иначе, мы сейчас по уши в дерьме.

– Согласен. В конце концов, девчонка видела меня. Даже ты меня не видел. Если от тебя потребуется описать меня, ты выдашь что нибудь вроде: «Он похож на Ричарда Петти». Так что, наверное, в ориентировке будут данные Ричарда Петти. Но к этому времени я уже перестану быть похожим на Короля Ричарда.

– Всем известно, что волосы у тебя накладные, – заметил преподобный.

– Неважно, кому что известно. Имеет значение только то, кто что видел.

– В любом случае, тебя мне рекомендовали с самой лучшей стороны три различных источника. Везде я слышал: «Он лучший. С ним никто не сравнится». Однако когда ты мне понадобился, ты потерпел неудачу.

– Есть вещи, неподвластные мне. Я ничего не мог поделать с тем, что девчонка водит машину как профи. Наверное, в детстве гоняла на картах. Катаясь на этих проклятых малышах, можно многому научиться. Спроси у Даники.12 Впрочем, какая разница? Ты даже представить себе не можешь, сколько раз я выполнял эту работу, и никто из моих жертв не сражался так упорно, принимая столько правильных решений на бешеной скорости. Если бы в мире была справедливость, я должен был бы жениться на ней, а не пытаться ее убить.

– Совершенно верно, но, как я неоднократно указывал в своих проповедях, наш мир несправедлив. Вопиюще несправедлив.

– Одним словом, я расстроен не меньше тебя. Девчонка видела мое новое лицо, а оно мне дорого стоило, и в деньгах, и во времени, и в боли. Она единственная, кто сможет меня опознать.

– Тебе следовало изменить внешность.

– У меня не было времени. Ты мне позвонил, и я сразу же помчался за ней. Мне пришлось лезть на рожон, только чтобы ее догнать. Несколько раз я входил в поворот так, что, если бы навстречу попался груженый лесовоз, он размазал бы меня в кетчуп.

– Почему ты ее не прикончил? Ты же видел, что машина не опрокинулась. А раз машина не опрокинулась, нужно опасаться проблем.

– Я не собирался раскраивать девчонке голову камнем или перерезать горло ножом. Помимо всего прочего, в этом случае копы сразу же сообразили бы, что тут не выходка одурманенного юнца, а убийство, и тогда жди следователей из полиции штата, а то и из ФБР, а это уже серьезные неприятности. Дело сработает только при том условии, если все согласятся, что это работа какого нибудь молокососа с куриными мозгами, любителя погонять, мнящего себя чемпионом НАСКАР. Вот чем я торгую. И есть четкая граница между тем, что я делаю, и тем, чего я не делаю. Я даже близко не подхожу к крови. Просто моя машина идет против машины того, кого мне заказали, и в этой игре победу всегда одерживаю я. Против меня никто не может устоять. Если же я буду убивать собственными руками, черт возьми, я превращусь еще в одного Грамли!

– Машина против машины, но на этот раз ты не одержал победу, брат Ричард.

– А вот это мне уже не нравится, преподобный отец. Всю эту хренотень затеял ты… ну, ее затеял кто то другой, поскольку ума у тебя, на мой взгляд, меньше, чем у дикобраза.

– Ты очень дерзко ведешь себя со старшими, брат Ричард. К старшим нужно относиться уважительно.

– Может быть, как нибудь в другой раз. Вся эта чертовщина выводит меня из себя. Тебе нужен лучший гонщик, чтобы выполнить определенную работу, и, если у тебя его нет, все летит к черту. Это не в твоих интересах. Так что перестань придираться ко мне, Олтон, а возьми ка лучше двух своих сыновей или племянников, если ты отличаешь одних от других, в чем я сомневаюсь, – тех, у кого больше зубов и глаза расставлены достаточно далеко, чтобы в определенном освещении они могли сойти за нормальных людей, и пошли их в больницу. Поскольку они такие толковые молодцы и никто пока что ни о чем не подозревает, они смогут ввести девчонке в вену пузырек воздуха, и, когда он дойдет до сердца, ей каюк. Тогда все наши проблемы будут разрешены, мы сможем заняться своим делом, получим деньги, насладимся отмщением и двинемся дальше.

– Надеюсь, Всевышний не слышит неуважения в твоем голосе, – сказал преподобный. – Но если я такой тупой, как это согласуется с тем, что я уже послал двух ребят в больницу?

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
Моей дочери Эми, не только замечательному человеку, но и идеалу молодой американской журналистки
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconТребуется Помощник Море Такое Восхитительное Такое Прекрасное
Здесь в старом ананасе живет Спанч Боб Сквепенс это обозначает Губка Боб Квадратные Штаны
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кови, Боб Витман, Брек Ингланд 4 правила эффективного лидера в условиях неопределенности
Приглашение к разговору о простых, базовых вещах, не прикрытых наукообразными определениями и формулами, и потому – такому сложному....
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconРимини – Сан Марино – Венеция – Вена – Зальцбург – Мюнхен – Инсбрук – Верона – Римини
Ночь в Римини / 1 ночь в окрестностях Удине / 2 ночи в окрестностях Вены / 1 ночь в окрестностях Мюнхена / 1 ночь в окрестностях...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconХантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно
Хантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно The Kentucky Derby is Decadent and Depraved © 1970 by Hunter S. Thompson
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconВосемнадцатая. Туманное поле
Ночь мы вполне уютно провели под навесом. Костерок, который поддерживался всю ночь, достаточно согревал в холодную летнюю ночь
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconАллан и Барбара Пиз Язык взаимоотношений
Боб сидел за рулем, а Сью рядом с ним, поминутно оборачиваясь, чтобы присоединиться к веселой болтовне своих дочерей. Говорили они...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка) – Стивен Кинг
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconПочему бы и нет?
Ночь сладка; ночь расставила свои сети, и тот, кто вошел в ночь, может вернуться совсем другим, искаженным, нашедшим, а может и потерявшим...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon1. Основные этапы развития русской литературы и журналистики XVIII в. Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек»
Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек» о начале Петровской эпохи
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы