Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5


НазваниеСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
страница7/21
Часть 1
Размер1.05 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

Глава 13


Следуя указаниям пожилой дамы, Боб проехал во взятой напрокат машине еще несколько миль по шоссе номер 421 и нашел шоссе номер 167 у знака, показывающего в сторону аэропорта. Свернув, он оказался на плоской равнине, занятой полями, хотя впереди над поверхностью земли черной волной поднимался горный хребет. Боб проехал мимо аэропорта – пристанища маленьких одномоторных игрушек, – и вскоре начался крутой подъем вверх. Шоссе было проложено так, чтобы находить путь через хребты. Боб спускался в долины и поднимался на перевалы, постоянно встречая по обеим сторонам ответвления, ведущие в частные владения. Внезапно он заметил, что у него мигает лампа горючего, и, не представляя себе, далеко ли еще осталось ехать, свернул к бакалейной лавке. «БАКАЛЕЯ ЛЕСТЕРА» – так было написано на знаке. Это оказалось приютившееся на склоне одинокое белое сооружение, перед которым стояли две бензоколонки. Боб залил полный бак, затем решил, что неплохо будет выпить бутылку кока колы, и зашел внутрь.

В темном и грязном магазине его встретил скучающий продавец, прыщавый угрюмый мальчишка с брюшком. Взяв из холодильника бутылку, Боб подошел к кассе и расплатился.

– Скажите, вы, случайно, не знаете, где здесь неподалеку баптистский молельный лагерь Пайни Ридж? Дама в туристическом бюро сказала, что к нему ведет это шоссе.

– Не знаю, сэр, – ответил мальчишка, избегая смотреть ему в глаза.

– А как насчет внезапного наплыва новых молодых людей, группами, держатся замкнуто, выглядят смиренными и набожными? Ничего похожего?

– Не знаю, сэр, – снова повторил мальчишка.

– Сынок, ты произнес эти слова так быстро, что мне показалось, будто тебе хочется поскорее закончить этот разговор и ты даже не думаешь перед тем, как ответить. И то же самое было в первый раз. А теперь посмотри мне в глаза. Посмотри мне в глаза, разгляди во мне такое же человеческое существо, как и ты, и постарайся мне помочь. Ты удивишься, сколько добра это может принести.

Мальчишка неохотно поднял взгляд, и Боб увидел, что слово «мальчишка» к нему не подходит. Парню было лет под тридцать, лицо его, все еще усыпанное юношескими угрями, расплылось от избыточного жира, чем страдало и его тело. На мгновение встретившись с Бобом взглядом, он тотчас же снова отвернулся.

– Бывает, сюда заглядывают какие то люди. Новые люди, – наконец сказал он. – Но никаких баптистов я вроде не видел. Эти больше похожи на бандитов. Крутые парни, не знаю, откуда они. Просто заходят, покупают пиво, чипсы, курево и бекон, в разговоры не вступают, расплачиваются наличными, отпускают шуточки по поводу того, какая это дерьмовая забегаловка. Мне они не нравятся.

– Отлично, – сказал Боб. – Большое спасибо.

– Да, сэр, – ответил продавец.

Бобу почему то припомнились морские пехотинцы определенного сорта, молодые неудачники, идущие в армию, чтобы начать жизнь заново, чтобы сделать что нибудь хорошее и правильное. Кому то это не удается, и они так и маются до тех пор, пока не приходит время и они увольняются, еще больше обиженные на жизнь. Но время от времени попадается тот, кто поднимается на самую вершину, становится настоящим морским пехотинцем, и у него начинается жизнь, о которой он не мог и мечтать, когда был обрюзгшим, прыщавым, угрюмым, без друзей и когда его все ненавидели, а в первую очередь он сам.

– Это ведь было совсем не трудно, правда?

– Да, сэр.

– Это не мое дело, но такому молодому парню, как ты, не следует торчать в подобной глухой дыре. И эти ребята, баптисты они или нет, правы насчет того, какая это дерьмовая забегаловка.

– Да, сэр, – сказал продавец. – Знаю.

– Разве ты не можешь найти себе работу получше?

– Нет, сэр. Похоже, у меня какие то проблемы с грамотностью. В школе у меня не получалось, бросил через пару лет. Я хотел бы пойти в авиацию, работать с самолетами. Я люблю самолеты. Но я не сумел пройти тесты. Лестер единственный, кто взял меня на работу. По моему, он знал моего отца.

– Может быть, у тебя что то с глазами или какая нибудь хреновина в мозгах заставляет видеть буквы не в том порядке. Знаешь, такое бывает. Тебе надо с этим разобраться.

– Да, сэр, – равнодушно произнес парень.

– Ты должен пройти обследование.

– Да, сэр.

– Ну, по тому, как ты это говоришь, я вижу, что ты совершенно так не думаешь. Сынок, не сдавайся. Воспользуйся бесплатным советом старого хромого дурака, которому довелось кое что повидать на этом свете. В Бристоле или где там еще есть какая нибудь служба социальной помощи, тебя там протестируют бесплатно и, если с тобой что то не в порядке, придумают, как это исправить. Попробуй. Вовсе не обязательно до конца дней своих торчать в этом дерьме.

Парень посмотрел на него из самых жалких, черных глубин отчаяния и вдруг улыбнулся. Наверное, еще ни разу никто не говорил с ним как с человеческим существом. Улыбка открыла на удивление хорошие зубы и, может быть, немного ума в глазах.

– Я обязательно этим займусь, – сказал парень.

– Вот и отлично, – искренне обрадовался Боб.

– Кстати, эти баптисты, наверное, устроились на месте бывшего летнего лагеря для детей, где лет тридцать назад повесился какой то святоша, после того как его застукали развлекающимся с маленькими детьми. Я слышал, кто то арендовал эту землю и обосновался там. Это дальше в четырех милях, слева, черные стальные ворота, постоянно запертые. Их недавно покрасили, поэтому краска еще блестит, но, по моему, вывеску оставили прежнюю.

– А ты кое что знаешь, – одобрительно заметил Боб.


Боб добрался до места довольно быстро, и, как и сказал продавец из бакалейной лавки, ворота были свежевыкрашенные, хотя вывеска «ДЕТСКИЙ ЛЕТНИЙ ЛАГЕРЬ» облупилась и выцвела от времени. Дальше в лес уходила грунтовая дорога, уже через несколько ярдов скрывавшаяся среди густых зарослей. В августовской жаре ворота оставались липкими, и множество всевозможных насекомых, присевших на них, навсегда завязли в густой краске. Боб, решив, что просто перелезть через ворота будет нехорошо, поискал, как попасть внутрь, и нашел на столбе переговорное устройство образца семидесятых годов.

Он нажал пластмассовую кнопку на этом чуде техники.

– Эй, есть там кто нибудь?

Сквозь треск статического электричества послышался ответ:

– Чем могу вам помочь?

– Моя фамилия Свэггер, – сказал Боб. – Моя дочь едва не погибла в автокатастрофе на четыреста двадцать первом шоссе на Железной горе, направляясь из города. Я изучил обстоятельства дела, и у меня есть основания предполагать, что она побывала здесь. Вот я и подумал, нельзя ли мне с кем нибудь поговорить об этом, лучше всего с самым главным.

Древнее переговорное устройство снова затрещало и забулькало, и Бобу показалось, что он разобрал слово «конечно». Громкий щелчок возвестил о том, что замок открылся, подчиняясь команде издалека, поэтому Боб распахнул ворота, проехал внутрь и закрыл их за собой. Дорога сначала извивалась между деревьев, затем прошла между двумя холмами и наконец привела в открытую долину, расположенную в окружении зеленых возвышенностей, бывших чем то средним между холмами и горами. Быть может, на Востоке их называют горами, но житель Запада определенно использовал бы другое определение.

Боб увидел одинокую часовню, маленькую и белую, большой сарай, что то вроде спортивной площадки с утрамбованной землей, школьный автобус, ослепительно желтый в лучах солнца, общежитие и спортивный зал. Все здания были возведены из прочных металлических листов и имели металлическую крышу. Остальную часть долины занимали футбольное поле, баскетбольная площадка и пустая чаша бассейна, а затем снова смыкался густой лес, и чуть дальше начинали свой подъем к небу горы.

Боб поставил машину рядом с автобусом, на стоянке, изрытой колеями от колес. Однако никаких других машин здесь больше не было. Закрывая дверь, он увидел, что к нему приближается какой то старикашка в зеленовато голубом костюме тройке, некая помесь полковника Сандерса с бывшим президентом Джимми Картером: от первого у него был стиль провинциального Юга, а от второго – твердость духа.

– Мистер Свэггер, мистер Свэггер, мы так опечалены тем, что стряслось с вашей девочкой, – по южному возбужденно запричитал старик.

Торопливо подойдя к Бобу, он протянул руку, и его рукопожатие оказалось гораздо более крепким, чем можно было ожидать. Боб увидел голубые, глубоко посаженные глаза, розовую кожу, ощутил запах одеколона, обратил внимание на белые искусственные зубы и щетку усов. Старик представился как преподобный Олтон Грамли из баптистской церкви Новой свободы, округ Хот Спрингс, штат Арканзас. Здесь он находился с группой молодых людей, пожелавших спокойствия и уединения для изучения Библии. У преподобного были густые волосы, уложенные с помощью геля, возможно, настоящие, но определенно не доставшиеся ему с рождения. Лицо и руки у него были такими розовыми, словно он отскабливал их щеткой. Преподобный предложил Бобу оставаться здесь столько, сколько тот пожелает, и заверил его в готовности ответить на любые вопросы.

– Сэр, благодарю вас за то, что согласились уделить мне время.

– Давайте где нибудь присядем. Я отвечу на все ваши вопросы, на какие только смогу, лишь бы это вас успокоило. О, бедная малышка! Это так печально, и боль родителей – это тоже так печально.

Не переставая причитать, старикашка проводил Боба к крыльцу, выходившему на спортивную площадку. Тотчас же появился подтянутый парень в белой рубашке и черных брюках, принесший кувшин чая со льдом. Мужчины сели и, потягивая чай, продолжили разговор.

– Ваша дочь – такая милая молодая женщина, – сказал преподобный Грамли.

– Мой первый ребенок, – ответил Боб. – Так что вы понимаете мое беспокойство.

– Как себя чувствует бедная девочка?

– С каждым днем идет на поправку. Однако она по прежнему остается в коме. Врачи говорят, она может прийти в сознание в любой момент, а возможно, этого не произойдет никогда.

– Не хочу вас напрасно пугать, но вам не приходила мысль перевезти вашу дочь из Бристоля в какой нибудь большой город, где более совершенные больницы?

– На самом деле я это уже сделал. Сейчас Ники в Балтиморе, где медицина самая передовая в мире.

– Понятно, – сказал преподобный.

– Да, сэр, всемирно известный Университет Джонса Хопкинса.

– Я слышал о нем, – подтвердил преподобный. – Рад, что за вашей дочерью ухаживают лучшие врачи. Ей повезло, что у нее есть отец, который может позволить себе такие расходы.

– Мне помогли лошади. У меня несколько конеферм на Западе, где к лошадям относятся серьезно. Опять же, зачем еще нужны деньги, как не для того, чтобы тратить их на собственных детей?

– Совершенно справедливо. Итак, если верить газетам, полиция считает, что виновником аварии стал какой то необузданный молодой человек, решивший стать звездой НАСКАР. Кажется, это основная версия?

– Да, и у меня нет оснований ставить ее под сомнение. И я очень хочу, чтобы этого лихача поймали и он больше не смог сделать то же самое с чьей нибудь еще дочерью. Однако у управления шерифа в этом маленьком округе и так забот по горло, ведь нужно выделить людей на предстоящие гонки, да к тому же шериф Уэллс борется с вертолета с метамфетаминовыми лабораториями, о чем столько пишут в газетах. По моему, у него это стало какой то одержимостью, манией, идущей во вред другим обязанностям. Одним словом, я боюсь, что мое дело окажется задвинутым на дальнюю полку. Вот я и решил покопаться и выяснить, не нужно ли нанять частного детектива.

– Скажите, чем я могу вам помочь.

Боб объяснил, что он пытается восстановить тот день и ему хочется узнать, зачем Ники приезжала сюда, поскольку в баптистском молельном лагере вряд ли может укрываться подпольная метамфетаминовая лаборатория, – а именно это и было главной темой ее расследования.

– Она просто делала свою работу, – сказал старик. – Несомненно, до нее дошли слухи о том, что здесь стреляют, и она решила, что где оружие, там и преступники, а где преступники, там и подпольная лаборатория и все такое. Но я ей все объяснил… Мистер Свэггер, пройдемте со мной. Позвольте вас успокоить.

Они пересекли спортивную площадку, вышли в поле и оказались у небольшого сооружения, напоминающего сарай без крыши. Заглянув внутрь, Боб увидел какое то электрическое устройство, похожее на робота из древнего черно белого научно фантастического фильма, со шкивами, маховыми колесами и длинной рукой сбоку. В подающем устройстве сверху стояла стопка оранжевых глиняных тарелочек. Разумеется, Боб сразу же понял, что это такое: автомат для пуска спортивных тарелочек.

– Этот механизм пускает «птичек». Глиняных «птичек».

Преподобный открыл шкаф, внутри которого стояли три охотничьих ружья.

Взяв одно, старую «итаку», он раскрыл его и протянул Бобу. Тот принял ружье с таким видом, будто никогда не видел ничего подобного.

– Вечерами мальчики собираются здесь и пускают «птичек», а затем стараются подстрелить их в полете. Для этого требуются мастерство, сосредоточенность, расчет и твердая рука. С точки зрения философии это является выражением сути нашей любимой Второй поправки:19 дисциплины обращения с оружием, мудрости использовать его разумно. Дисциплина и мудрость – именно то, что требуется для жизни в Боге. Я предпочитаю, чтобы мальчики занимались этим, а не играли в баскетбол или в футбол, где они сталкиваются друг с другом, где сила и габариты значат больше, чем мастерство, где рождаются группировки и взаимная неприязнь. Очень нездоровый климат.

– Понимаю.

– И когда я объяснил вашей дочери, что местные жители – мы здесь ни с кем особенно не общаемся, нам нужна тишина, чтобы сосредоточиться на Священном Писании, – что местные жители приняли звуки выстрелов в вечерних сумерках за свидетельство преступной активности, связанной с наркотиками, она сразу же все поняла. Она улыбнулась, извинилась за то, что оторвала меня от дел, и продолжила свой путь.

– Понятно, – сказал Боб.

– Собственно, это все. А теперь посмотрите, как я обращаюсь с ружьем.

Забрав у Боба ружье, преподобный вставил в стволы два красных цилиндрических патрона и закрыл его.

– Когда то у меня получалось очень неплохо. Ступайте включите машину, она выбросит пару тарелочек, и вы все увидите.

Боб осмотрел устройство в поисках выключателя, нашел его, щелкнул, и машина зажужжала и затрещала, оживая. Две тарелочки спустились из стопки и закатились на «руку», где их зажало какое то приспособление. Подпружиненная «рука» резко распрямилась, выбрасывая тарелочки по высокой дуге в воздух.

Плавным движением преподобный поднес ружье к плечу, развернулся вслед за стремительно пролетающими перед ним тарелочками и сделал два выстрела за одну секунду. Обе «птички» разлетелись облачками красной пыли.

– Ого, как громко! – воскликнул Боб, зажимая уши.

– Прошу прощения, мне следовало бы дать вам затычки или наушники. Да, при выстреле ружье издает грохот, однако к этому быстро привыкаешь.

– Понятно, – сказал Боб. – Кажется, теперь я разобрался, что к чему.

– Да, сэр. Не желаете ли попробовать подстрелить парочку?

– Спасибо, преподобный отец, но я совсем не умею обращаться с оружием. Уже много лет даже не прикасался к нему.

– Вы прихрамываете. Я полагал, это последствие ранения, полученного на войне.

– Если я вам расскажу, вы будете смеяться. Ничего такого драматического. В Японии один человек демонстрировал старинный самурайский меч. Он поскользнулся и случайно порезал меня. Представьте себе, как он был поражен тем, во что вылилась эта демонстрация.

– Надеюсь, вы засудили его на всю катушку?

– Нет, в этом не было необходимости. Он усвоил урок. Как бы то ни было, все это осталось в прошлом и давно забыто.

– Итак, может быть, хотите осмотреть лагерь? Или останетесь на ужин? Или на вечернюю службу? Знаете, очень успокаивает. Тишина, умиротворенность, ощущение единения с Господом.

– Нет, сэр, вы разрешили эту маленькую загадку.

– Вот и отлично. Я очень рад, сэр. А теперь позвольте вручить вам то, что я дарю всем нашим гостям. Это очень хорошее издание Библии короля Иакова. Мы раздаем ее совершенно бесплатно. Я подарил один экземпляр вашей дочери, и она с благодарностью его приняла.

– Сэр, по моему, у меня в гостиничном номере уже есть Библия.

– Но это подарок, и вы, возможно, когда нибудь обратитесь к нему и найдете в нем мудрость и помощь. А на ту Библию, что лежит в гостиничном номере, никто не обращает внимания.

– Пожалуй, вы правы.

Старик удалился и тотчас же вернулся, держа в руке книгу в черном переплете. Он протянул ее Бобу.

– Надеюсь, этим подарком я получил еще одного друга на всю жизнь, – сказал преподобный. – Я не буду упрашивать вас прочитать эту книгу. Но как нибудь вечером, в дороге вы поймаете себя на том, что чего то жаждете, и, думаю, эти страницы помогут вам утолить голод.

– Благодарю вас, сэр. А теперь я поеду, попробую разыскать других свидетелей приключений моей дочери. Потом надо будет позвонить в больницу, чтобы справиться, как у нее дела.

Преподобный проводил Боба к машине. Они шли вдоль кромки травы, и Боб вдруг заметил, что тот, кто ровнял граблями землю, пропустил полосу у самого края. По крайней мере дважды Боб разглядел странные следы – колеи на расстоянии двенадцати дюймов друг от друга, глубокие и ровные, оставленные чем то тяжелым. Следы показались ему знакомыми, но он напрасно ломал голову, гадая, где он такое видел, и так и не смог вспомнить, что это могло быть.

Они подошли к машине.

– Еще раз благодарю вас за гостеприимство, за содействие и понимание, преподобный Грамли.

– Для меня была большая честь помочь вам, брат Свэггер. Судя по всему, вы не баптист?

– Нет, сэр.

– Ну, вам необязательно быть баптистом, чтобы я вспоминал вас в своих молитвах.

– Я вам очень признателен, сэр.


Боб поехал назад в город, но свернул на обочину и остановился.

«Мне нужно во всем разобраться, – подумал он. – Обнаружил ли я что либо существенное, или же все это чистое совпадение и лишь мое собственное тщеславие убедило меня в том, что тут какой то серьезный заговор, потому что я такая чертовски важная персона?»

Боб постарался все осмыслить, двигаясь шаг за шагом.

Покушение на убийство, выполненное профессиональным гонщиком. Но каковы доказательства того, что это действительно был профессиональный гонщик? Заключение двух экспертов по гонкам, вынесенное на основе изучения съемок с воздуха. Это были не профессиональные следователи, имеющие опыт анализа автомобильных катастроф, чьему слову можно доверять. Быть может, они уловили стремление Боба убедиться в том, что тут не все чисто, и, сами того не желая, подкрепили его подозрения, просто чтобы его порадовать. Однако ребята очень убедительно говорили про мастерство выполнения поворотов, и, несомненно, у них масса опыта в этом сложном искусстве. Это главное доказательство, которое имелось у Боба.

Второе покушение в больнице, хотя, нужно признать, не такое очевидное. То ли оно было, то ли его не было. Охранник из агентства Пинкертона, которому вроде бы можно доверять, указал, что какие то «врачи» хотели пройти в палату к Ники. Больше их никто не видел ни до, ни после. С другой стороны, память нередко играет разные шутки, а поскольку больница большая и оживленная, такое вполне вероятно.

Возможное исчезновение страниц из записной книжки и уничтожение диктофона и ноутбука. А также отсутствие Библии. И опять же это предположения, а не факт. Ники вполне могла вырвать страницы сама, а электронные устройства наверняка пострадали при аварии машины. Ну а Библия – это что то настолько распространенное, что о ней просто могли не упомянуть в протоколе осмотра места происшествия, или ее выбросило из машины при аварии.

Странное ощущение идеального порядка в баптистском лагере, как будто его поспешно вычистили. И преподобный Грамли, похоже, старался выудить сведения о состоянии Ники, лишь делая вид, будто помогает. Опять же, по природе своей религиозные заведения содержатся в чистоте, хотя автомат для метания тарелочек, установленный в сарае, – это уже что то необычное, и, возможно, его держат для прикрытия, в качестве безобидного объяснения стрельбы по ночам, специально для таких любопытных посетителей, как он и Ники. Сбрасывать это со счетов нельзя, но снова одни предположения.

Странные следы на земле. Они что то напомнили Бобу, но что именно? И почему он никак не мог это вспомнить? Где он видел такие же следы? С другой стороны, что в них такого странного? Быть может, их оставила садовая тележка, на которой перевозили… но у садовой тележки колея шире. Почему эта такая узкая?

И наконец:

То обстоятельство, что за Бобом следили. Наверное, это было убедительнее всего. За слежкой точно не стоит управление шерифа – там попросту нет людей, чтобы выделить двух сотрудников таскаться весь день за надоедливым приезжим. Но эти двое всюду катались за ним целый день, с тех пор как он побывал в управлении шерифа. Так что кто то из управления связался с тем, с кем не должен был связываться. Парни ездили в бежевом «форде краун». Боб еще ни разу не встречался с ними взглядом, потому что опытный снайпер чувствует, когда за ним самим охотятся. Боб знал: ни в коем случае нельзя показывать охотнику, что ты его заметил и теперь он стал твоей жертвой. Так что когда Боб обнаружил, что молельный лагерь сверкает чистотой, это его нисколько не удивило, потому что те двое неотступно следовали за ним и видели, как он свернул на 167 е (сами они проехали мимо, но Боб не сомневался, что они поджидают его за ближайшим поворотом). Они заранее позвонили преподобному, и тот заставил своих «мальчиков» выполнить поспешную уборку, чтобы быть уверенным в том, что у незваного гостя ничто не вызовет подозрений.

«Ладно, – подумал Боб. – Игра неожиданно становится интересной. И вот что я сделаю: вернусь в свой номер в „Горной империи“, подожду немного, а когда стемнеет, выскользну через заднюю дверь и разрежу ребятам покрышки, после чего один, без слежки вернусь сюда и посмотрю, что к чему…»

У него зазвонил сотовый.

Боб раскрыл аппарат, надеясь, что это звонит Джули с хорошими новостями насчет Ники, но на дисплее высветился незнакомый номер.

– Свэггер слушает.

– Мистер Свэггер, это Чарли Уингейт, помните, из компьютерного магазина.

– Да, Чарли?

– Я тут немного поработал, у меня мало что получилось, но я заставил этот ящик распечатать часть своего содержимого, и мне удалось кое что расшифровать.

Боб понял, что парень каким то образом считал данные с жесткого диска.

– Продолжай.

– В общем, это были цифры, цифры «три», «шесть», «два».

– «Три», «шесть» и «два»?

– Да, сэр. И еще я смог установить, что там имелась такая последовательность: три цифры, затем черточка и еще четыре цифры. Те цифры, которые я определил, были последними тремя цифрами этой последовательности.

– Номер телефона!

– Точно. У меня есть один знакомый коп, тоже компьютерный гений, у него есть телефонный справочник – в общем, я только что получил все номера. У нас в округе всего около трех тысяч абонентов, и мы нашли семь номеров, оканчивающихся на «три шесть два».

– Валяй.

– Пять телефонов в жилых домах, я их записал, и один – в детском саду.

– Так.

– А последний номер – «Арсенал Железной горы». Это оружейный магазин на северной окраине города.

– Превосходно, Чарли. Когда будешь выписывать себе чек, добавь миллион на чай.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

Похожие:

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
Моей дочери Эми, не только замечательному человеку, но и идеалу молодой американской журналистки
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconТребуется Помощник Море Такое Восхитительное Такое Прекрасное
Здесь в старом ананасе живет Спанч Боб Сквепенс это обозначает Губка Боб Квадратные Штаны
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кови, Боб Витман, Брек Ингланд 4 правила эффективного лидера в условиях неопределенности
Приглашение к разговору о простых, базовых вещах, не прикрытых наукообразными определениями и формулами, и потому – такому сложному....
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconРимини – Сан Марино – Венеция – Вена – Зальцбург – Мюнхен – Инсбрук – Верона – Римини
Ночь в Римини / 1 ночь в окрестностях Удине / 2 ночи в окрестностях Вены / 1 ночь в окрестностях Мюнхена / 1 ночь в окрестностях...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconХантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно
Хантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно The Kentucky Derby is Decadent and Depraved © 1970 by Hunter S. Thompson
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconВосемнадцатая. Туманное поле
Ночь мы вполне уютно провели под навесом. Костерок, который поддерживался всю ночь, достаточно согревал в холодную летнюю ночь
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconАллан и Барбара Пиз Язык взаимоотношений
Боб сидел за рулем, а Сью рядом с ним, поминутно оборачиваясь, чтобы присоединиться к веселой болтовне своих дочерей. Говорили они...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка) – Стивен Кинг
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconПочему бы и нет?
Ночь сладка; ночь расставила свои сети, и тот, кто вошел в ночь, может вернуться совсем другим, искаженным, нашедшим, а может и потерявшим...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon1. Основные этапы развития русской литературы и журналистики XVIII в. Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек»
Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек» о начале Петровской эпохи
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы