Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» icon

Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт»


НазваниеТе времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт»
Размер29.2 Kb.
ТипДокументы

Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и - фигур в разных позах?!.. Увы, «Беллерофонт» и «Беллерофонт»... Иной поворот дела, если мы возьмем «грех» и «искупление»: но тогда зачем «Крещение во Иордани»?.. Ко «греху» и «искуплению» это непременного отношения не имеет, это первенствующего значения не носит... Тогда нужно было брать Голгофу, мучения во дворе первосвященника, «Иисус перед Пилатом» или, например, этот «Сон учеников» во время Гефсиманской молитвы... Что-нибудь из последних дней. «Явление Христа народу» - темою этою Иванов как бы хотел изваять и увековечить страницу учебной истории, так сказать, построить тяжеловесную и тысячелетнюю пирамиду на труд одного вечера Иловайского, где сей ученый муж и сотни ему подобных изъясняют в важных и равнодушных строках «все значение пришествия И. Христа» на землю, собственно - появления Его среди народов, и еще колоритнее - «появление Его в истории» - и даже пожалуй именно в «истории Шлоссера», Вебера или Иловайского... Иванов вместо того, чтобы взять «христианство» как «факт души», «перелом души», страницу «моей душевной истории»,-что возможно было выразить через беседу с Никодимом, с Самарянкой, через «Преображение» и многие другие внутренно-душевные, страшно-замкнутые, как бы «запертые» страницы Евангелия -взялся изобразить «историческое значение христианства», «роль его в истории»... Можно думать, оттого так долго и работал он над картиной (20 лет), что была неудача в первоначальном ее замысле, и вообще сбивчивость в самой мысли, с которою художник приступил к «труду своей жизни»... Что так долго не дается, не выполняется, что до такой степени «ползет» - уже не есть плод вдохновенья. Это - компиляция кистью на философскую или ученую тему... «Значение христианства для истории» конечно определяется «значением Христа для человека», но это сказалось в беседе с Никодимом, с Самарянкой, в секунды призыва апостолов, в словах к Нафанаилу, вообще в «затворенных» событиях, с тайным веянием около слов и поступков. В «Крещении» же ровно ничего из этого не сказалось, ничего нежного, проницающего, трогающего, преображающего. Ни - в крещении, ни--в каком-либо другом событии на улице, среди толпы... Иванов изнемог под темою «Первое явление Христа народу», которое (страшно сказать!) комически соскальзывало на «первое представление» народу, где «представляющим» и почти «рекомендующим» является Иоанн Креститель и отчасти Иванов: невозможное положение! мучительная какофония, под которою упал художник, сам как бы «Христос под крестом»!..

Отсюда на первом месте в картине и выступает «тот, кто представляет» - Иоанн Креститель. Картина вовсе не изображает того, что под нею подписано. Настоящее название картины- «Пустынник Иоанн среди народа»... Иисус,- о Нем никто и не говорит среди критиков, оценщиков, зрителей! никто!! никто!!! Да и нечего говорить: Христос почти не нарисован!. А написано под картиною и тема была «Первое явление Христа народу»... Но Его нет, почти нет!.. Опять рвется комическое сравнение: «дверь растворена! все ждут - но он почему-то задержался»... Картина без сюжета или, во всяком случае, «не по подписи»... Удивительно! И для Иисуса у него нет тех бесчисленных эскизов, какие остались «от мальчиков» и от «головы Иоанна»... Эта «голова Иоанна» и есть самое замечательное «лицо» в картине,- есть самый сюжет, возбудивший толки, удивление. Так «голова Иоанна»: а причем же тут «явление Христа народу»?.. Если «голова» закрыла все поле, заняла 20 лет работы... то ей и место, и положение, и «историческая роль»... Я же и говорю, что все это «Беллерофонт»... Наполовину так, в смысле и «да» и «нет». Отчего Иванов отнес Иисуса вдаль,- в такую перспективу, что фигура Его представляется маленькой, а лицо и вовсе не разглядываемой. Что за поразительность в знаменитой картине, которая рисуется целую жизнь и которую вся Россия ждет увидеть,- нарисовать главное лицо, до известной степени Единственное Лицо (ибо на кого же в присутствии Иисуса смотреть!) так, что... ничего не видно!! Вероятно, единственный казус в истории живописи... «Нарисовал, но не покажу». Хуже этого вышло: нарисовал, но так, что ничего нельзя рассмотреть. Единственный казус... Фигура очень маленькая... Для «смирения»?.. Тогда понятна очень большая и выпуклая фигура Иоанна. Да, «смирение» очевидно занимало Иванова, как и его друга Гоголя. Но неужели для «смирения» художник поставил Его так далеко? Вероятнее, что он убежал от темы, не будучи в силах произнести о ней ни одного слова. Да и нечего было произнести: в крещении ни «исторического значения христианства», ни «внутреннего действия Христа на душу» - не было. Художник ошибся в теме, неверно взяв момент и не установив, что именно он хочет выразить картиной.

Бледно-голубой хитон драпируется красиво и-не красиво... Ничего нет! Ну, «хитон»: но почему это «явление Христа народу»? Если хитон виден, а лицо не видно, то есть только «явление хитона народу». Тогда надо было рисовать «разделение риз»: было бы выразительнее. Наконец, эти группы народа, эта просто «народная сцена в Галилее»,- каковую подпись, собственно, и следовало сделать под картиною,- какое она имеет отношение ко Христу и связь с Ним? Чем-нибудь они измучены, эти люди? томятся? раскаиваются? Не заметно. Один Иоанн Креститель с его: «-Вон, вон!.. глядите!!» А что «вон» - темно... Картина ничего об этом не говорит, да и не могла бы сказать. «Явление Христа народу» есть существенно не этнографический факт, а душевный, тогда как Иванов до очевидности рисовал этнографию, и это до очевидности видно по его эскизам. Ну,- это хорошо к «Путешествию Ливингстона», к «Странствованию по Св. Местам» игумена Даниила: но к чему тут «явление Христа народу»? Перед Христом, для Христа, вокруг Христа - этнография просто не существовала, малилась до нуля. Но когда этот «нуль» Иванов разрисовал до очень большой величины, занял им все полотно картины, и он только один и виден, этот нуль, а Христос почти не виден, то... опять какое же это и почему «явление Христа народу», а не скорее «затмение Христа народом»? ... Ну, вот это опять настоящее имя картины, которую через силу кончил Иванов, гениально - в деталях, и даже не начав - в теме; привез и умер, почти в самый день ее выставки. «Так тяжело»... Фатум,-но кое-что говорящий собой о художнике, о работе, может быть, даже о теме ее...


Теперь мы с вами поговорим о картине А. А. Иванова “Явление Христа народу”. Перечитывая Евангелие, Иванов нашел тему, до него не разработанную в живописи: возвещенное Иоанном Крестителем первое появление Христа перед народом, ожидающим исполнения своих заветных чаяний, жаждущим избавления от страданий, стремящимся к свободе и правде.

В течение первых лет пребывания в Италии он готовился к этому начинанию. Предшествующие картины были лишь подступом к большому полотну, ставшему для художника делом жизни. Разработав ряд эскизов, А. Иванов в 1837 году начал работу над картиной, потребовавшей многих лет (картина находится в Третьяковской галерее, этюды и эскизы - в Третьяковской галерее и Русском музее, ее размеры поражают: 540×750 см).

Для этой картины Иванов исполнил свыше 600 этюдов с натуры. Гигантский замысел требовал глубоких и сложных человеческих образов. Художник настойчиво искал натуру для пластического воплощения образов Христа, Иоанна и других. Искал на улице, на рынке, среди друзей и знакомых. Каждая фигура должна была, по его мысли, представлять целый мир со своей жизненной судьбой. Многие этюды обнаруживают в Иванове психолога, раскрывающего всю глубину переживаний человека.

Художник хотел, чтобы произведение несло в себе гуманную мысль, объемлющую коренные явления человеческой истории. Перед ним вставала идея избавления человечества от страданий. Он мечтал заложить основы нового искусства, затрагивающего в прекрасных, возвышенных образах основные вопросы существования человечества. Сам Иванов говорил: “В моей картине все должно быть тихо и выразительно”.

Что вы знаете об Иоанне Крестителе: кто это? Предшественник Христа, который крестил его в водах Иордана. Его родителями были священник Захария и жена его Елисавета. У них не было детей. Однажды явился Захарии ангел Гавриил и сказал ему, что будет у него сын Иоанн. Захария не поверил. Тогда ангел сказал: “Ты будешь молчать… до того дня, как это сбудется”. В положенное время родился младенец. И Захария снова смог говорить. Выросши, Иоанн ходил по всей стране, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов.

Когда же народ был в ожидании, и все помышляли в сердцах своих об Иоанне, не Христос ли он, - Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем…”

Как изображен Иоанн Креститель? Это длинноволосый бородатый мужчина в одеянии из верблюжьей шерсти, как описано в Библии, и хламиде. В левой руке он держит деревянный крест, протягивая воздетые руки в сторону Христа. Вдохновенная поза, величественная осанка, таинственная сила, позволяющая ему совершить пророчества. В лице его ощущение страстности, убежденности, идущей от него светоносной силы. Фигура Христа расположена, почти в центре картины, на холме, в глубине композиции, в отдалении от людей. Именно к нему Иоанн Креститель и направляет взгляды людей.

Фигура Христа, несмотря на малый масштаб, смотрится внушительно. Он идет спокойно, величаво, будто несет с собой в мир гармонию, согласие и спокойствие. Всех героев можно разделить на две группы: одни с надеждой, радостью, любопытством встречают идущего, другие - хитро и недоверчиво смотрят на проповедника. В образах “дрожащего” и рыжеволосого юношей. Состояние страха и восторга замечательно переданы в их позах. Тело обнаженного рыжеволосого юноши прекрасно в своем порыве, в нем сочетается1 духовное и физическое совершенство, он весь устремлен вперед, к Христу. А “дрожащий” слушает, а не смотрит. Он стоит в полусогнутой позе с опущенными плечами, выражение лица его смущенное и недоверчивое. К нему жмется озябший после крещения в водах Иордана мальчик, который слушает пророка и спиной стоит к Христу. Эти фигуры очень выразительны.


^ Ильяс я наверно вот этот бы вставил


Красноречивое описание картины, несомненно отражающее взгляды и намерения самого Иванова, оставил нам Гоголь, близкий друг художника и свидетель его работы:
«Картина изображает пустыню на берегу Иордана. Всех виднее Иоанн Креститель, проповедующий и крестящий во имя того, которого еще никто не видал из народа. Его обступает толпа нагих и раздевающихся, одевающихся и одетых, выходящих из вод и готовых погрузиться в воды; в толпе этой стоят и будущие ученики самого Спасителя. Все, отправляя свои различные телесные движения, устремляются внутренним ухом к речам пророка, как бы выхватывая из уст его каждое слово и выражая на лицах различные чувства: на одних уже полная вера, на других еще сомнение, третьи уже колеблются; четвертые понурили головы в сокрушении и покаянии; есть и такие, на которых видна еще кора и бесчувственность сердечная. В это самое время, когда все движется такими различными движениями, показывается вдали тот самый, во имя которого уже совершилось крещение — и здесь настоящая минута картины».
Таков был замысел, еще в значительной мере окрашенный религиозным чувством, так представлялось Иванову и его ближайшим друзьям содержание будущей картины. Чтобы сделать ее убедительной и передать свое чувство зрителям, Иванов стремился добиться неслыханной, еще не бывалой в искусстве живости общего впечатления и естественности всех деталей. Но этому стремлению к подлинной жизненной правде с самого начала противоречила композиция, сложившаяся в первые годы работы над картиной и далеко не свободная от воздействия условных академических схем.
Почти все персонажи «Явления Христа народу» выдвинуты на первый план картины и образуют вытянутую, ритмично построенную группу, как в античном барельефе или фризе; только в правой части композиции толпа показана в виде процессии, движущейся из глубины.
Фигура Христа выделена из толпы и помещена отдельно от всех, в глубине картины. Огромное пустынное пространство окружает одинокую, мерно движущуюся фигуру и придает ей особую торжественность и величие. Вместе с тем изображение Христа отличается естественностью и простотой. Но в целом центральный образ картины разочаровывает зрителей: в нем нет той значительности, которая могла бы оправдать грандиозную силу впечатления, произведенного его появлением перед народом.
Гораздо более выразителен образ Иоанна Крестителя. Он представляет собою как бы второй центр картины. Пророк величественным жестом указывает толпе на приближающегося Христа. Движения Иоанна полны торжественности и одновременно напряженной страстности. Его вдохновенное лицо с огромными скорбными глазами выражает непоколебимую твердость духа, фанатическую убежденность и глубокое внутреннее волнение.
Слева от пророка изображена группа апостолов — будущих учеников Христа. По глубине и меткости психологических характеристик эта группа является, быть может, лучшей в картине. Иванов с поразительной силой проникновения сумел передать юношескую впечатлительность и порывистость молодого Иоанна, наивное благочестие старого рыбака Андрея, печальный скепсис Нафанаила. Еще левее, у самого края картины, изображены две фигуры — дряхлый старик и цветущий юноша, с одинаковым радостным волнением прислушивающиеся к речам пророка. А под ними — ярко испещренные многоцветными отражениями воды Иордана.
В первой части картины показаны разнообразные типы людей, пришедших слушать проповедь Иоанна. На заднем плане видны еврейские священники— левиты и фарисеи; их лица выражают недоверие и злую иронию. Ниже изображены две замечательные по меткости наблюдения обнаженные фигуры мужчины и мальчика, они только что вышли из воды и дрожат от холода. Левее их — обнаженная фигура юноши, с порывистым вниманием обратившегося к приближающемуся Христу, а в центре картины — группа из двух фигур: седой человек с холеным телом, сидящий на земле, и раб, подающий одежду своему господину.
Образ раба является, быть может, наиболее сильным и впечатляющим в картине.
Художник уловил на его лице выражение сложных и противоречивых чувств — радости и отчаяния, веры и недоверия, ожидания и безнадежности; «сквозь привычное страдание впервые появилась отрада», как писал о нем сам Иванов. Художник поднялся до подлинного трагизма, показав страшный контраст между физическим уродством и душевной красотой этого униженного, скорбящего человека. Знаменательно, что именно в лице раба раскрывается высокая духовная красота; это показывает, что уже в первые годы работы над картиной Иванов глубоко проник в страдания народа. Моральная тема перерастает здесь в социальную.
Противоречия, характеризующие творческий метод Иванова, проявляются уже в композиционном решении картины: группы первого плана, построенные по условным академическим схемам, выступают на фоне реалистически написанного пейзажа. Именно в пейзаже, больше чем в других частях картины, Иванову удалось добиться того непосредственного ощущения естественности и жизненной правды, в котором он видел едва ли не главную ценность своего произведения.
Пейзаж изображает долину Иордана, пустынную и холмистую, с купой оливковых деревьев у самого берега реки. Вдали видны оливковые рощи, и среди них едва заметны белые здания Иерусалима. Цепь синеющих гор замыкает горизонт и сливается с чистым голубым небом.
Иванов обобщил и переработал здесь целую серию натурных этюдов. В каждой детали пейзажа, в бурых и коричневых оттенках выжженной солнцем почвы, в глубокой и насыщенной зелени деревьев, застывших на фоне голубого неба, в многоцветных рефлексах речных струй художник как бы суммировал опыт многократных и тщательно проверенных наблюдений. Иванов, однако же, стремился создать не только правдивый, но и поэтически возвышенный образ природы, в котором отразилась бы высокая торжественность совершающегося события. Пейзаж в «Явлении Христа народу» становится не «фоном», не декоративной деталью, а одним из основных элементов картины, выразителем чувства, определяющего ее содержание.

Похожие:

Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconТе времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт»
Христа народу», которое (страшно сказать!) комически соскальзывало на «первое представление» народу, где «представляющим» и почти...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconТема 19 товароведение и экспертиза кожевенно-обувных товаров
В зависимости от вида животного и массы шкуры в парном (не законсервированном) состоянии кожевенное сырье подразделяют на мелкое,...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconСодержание 3 кто бы мог предсказать. 9 От переводчика 12 шулха́н ару́Х 13 Законы, которые должен знать каждый! 16 Кицур шульхан арух. 20
Конгресс Еврейских Религиозных Организаций и Объединений в России, русское издание, 1999
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconТесты 2006 год 1
Больной 38 лет жалуется на изменение цвета коронки 23, которая стала розового цвета. Из анамнеза известно, что корневой канал этого...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconУсекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна 16. 00 Всенощное бдение ц. Иконы «Скоропослушница»
Расписание богослужений в больничных храмах Великого Новгорода на сентябрь 2013 г
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconЗа пять часов до великой битвы Лея и Раградии
Он подошел к ней и сел рядом на кровать, обняв сестру по человеческому происхождению да плече. Прошло двадцать лет, знаю, что ты...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconАлексей Викторович Иванов Географ глобус пропил
Иванов, молодой музейный работник из Перми, сумел написать замечательную книгу для многих. Это очень смешная и бесконечно печальная...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconИванов Н. А., Васильев Л. С. Введение феномен восточного деспотизма: структура управления и власти
Эти и связанные с ними вопросы интересовали людей и в древности, и в годы средневековья, и в новое и новейшее время. И, как это ни...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconЭкзаменационные вопросы по дерматовенерологии для студентов 5 курса лечебного факультета 2012 г
Строение кожи. Основные особенности анатомии и гистологии кожи. Основные функции кожи. Придатки кожи
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» icon"Маленькая Мальта" 7 дней в стоимость входит: авиаперелет спб – Мальта – спб а/к «Air Malta»
Собору Св. Иоанна Крестителя и посетите Дворец Великого магистра Мальтийского ордена, где можно будет осмотреть парадные и правительственные...
Те времена, евреи? Что мог знать и изобразить о них Иванов, кроме «еврейских бород», смуглого цвета кожи, непременной «шкуры на плече» Иоанна Крестителя, и фигур в разных позах?! Увы, «Беллерофонт» и«Беллерофонт» iconВалентин Иванов Русь Великая
Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы