Тень. 1 icon

Тень. 1


Скачать 55.56 Kb.
НазваниеТень. 1
Размер55.56 Kb.
ТипДокументы

Сухотина Наталья Анатольевна *Кошка*


«Умереть - тоже не так плохо» А. Энштейн из письма Соловину


Тень.


1.


Вдох. Медленный выдох. Снова вдох. Сердце сжалось маленьким живым комочком, спряталось где-то в недрах грудной клетки. Страх сковал мысли, заполз холодными щупальцами в душу и вытеснил тень надежды.

Вдох. Серость этого утра, сырой воздух и рваные клочья тумана — все говорило о том, что вылазка не будет иметь успеха. Уже в который раз она корила себя за неумение слушать голос своей интуиции, а не зазывы голодной утробы. Но голод был не главным движущим фактором в это промозглое и неприветливое утро. Что-то помимо этого терзало рассудок раскаленной занозой, не давало усидеть в неприступном убежище, надоедливой идеей тянуло на поверхность. Она кожей чувствовала, что необходимо пройтись по покинутым людьми улицам города.

…Шайка мародеров, непонятно как очутившихся так далеко от хоженых троп, как назло, расположилась рядом с непомерно высоким «щупохватом» — мутировавшим растением, которое приглянулось девушке. Странный сорняк был похож на перевернутого осьминога со стреляющими во все стороны хватательными щупальцами. Сегодня утром он распустился красивым сиреневым цветком, который ценился за чудодейственный эффект заживления любых ран. Желая заиметь чудодейственный эликсир, получаемый из его лепестков, девушка добровольно отдалась в объятия растительного чудовища. Ее не пугали кучи костей, обрамляющие местный образец флоры, она сконцентрировалась на том, чтобы не упустить момент, когда растение подтащит ее к себе на расстояние вытянутой руки. Коротким взмахом ножа девушка срезала цветок со стебля. В то же мгновение щупальца ослабили хватку, и девушка вырвалась на свободу. С противным хлюпающим звуком, растение втянуло себя в незначительную выбоину в асфальте, став практически незаметным.

Все это время бандиты, оставшиеся почти без патронов после длительной и безуспешной ходки, находились рядом. Незамеченные они безмолвно наблюдали за манипуляциями неизвестной путницы, так решительно пришедшей и взвалившей себе на плечи решение их проблемы по добыче живительного эликсира плотоядного растения. Им оставалось лишь дождаться, когда она сделает за них всю грязную работу и заманить ее в засаду, сыграв небольшое представление…

Девушка выдохнула, в подъезде уже слышались торопливые шаги преследователей. Собраться. Ждать.

А ведь всего этого можно было избежать, надо было просто спуститься в коллектор, расположенный ниже ее пристанища и поискать нечто напоминающее то ли мох, то ли съедобную плесень. Но и эта скудная пища произрастала довольно долго, да и осталось ее совсем мало, так что едва хватило бы на скудный завтрак. Была бы вода, но и этот важнейший источник жизни и вовсе стал недоступной роскошью в маленьком мире, где людям не место.

Вдох. Вот уже слышатся осторожные шаги преследователей. Они как голодные волки снуют из комнаты в комнату, из квартиры в квартиру. Ищут ее и чудодейственный цветок. Ведь надо же было откликнуться на крики и мольбы о помощи. Глупая. Проклятая благородность инициативно поимела ее.

Пацан был всего лишь наживкой. Весьма правдоподобной. И кричал он явно от страха. Мясо? Нет, мясо бы они пустили в ход еще на подходах. Швырнули бы в одно из искажений, или бросили на корм мелким страшилищам, снующим в пригородных лесах. Он всего лишь мелкий прихвостень здешнего сброда джентльменов удачи. Выдох.

Совсем близко, послышалось негромкое шуршание комбинезона и громоподобно раздавалось прерывистое сипение, прокуренных легких. В поле зрения девушки, как в замедленных фильмах, осторожно вплыл пистолет, обхваченный огромными шершавыми ладонями с въевшимся ружейным маслом. Руки типичного работника ножа и топора местного розлива. Он методично обшарил дулом пистолета первое помещение, не видя еще ту, что стояла за немного выпирающим косяком второй комнаты осиротевшей квартиры.

Вдох. Страх за собственную жизнь делает любое живое существо опасным. Жажда жить изначала времен сильнее страха. Девушка едва дышала, замерла и напряглась, как пружина готовая распрямиться в любой момент. Приготовилась к прыжку, рука с ножом напряжена, и вот рассекая минуты ожидания, холодная сталь, нервно, движением снизу вверх, рисует в воздухе сверкающую линию. Мгновение, и теплые капли медленно стекают по рукоятке на руку. Другая рука, давит трепещущее в агонии горло бандита, заглушая издаваемые им звуки.

Подавить рвотные спазмы. Втянуть воздух. Быть может, все дело было в страхе и огромном количестве адреналина хлынувшего по жилам, но девушке показалось, что действие занявшее долю секунды растянулось и превратилось в вечность.

Тишину их борьбы пронзил одиночный выстрел, мозг умирающего все же успел послать команду конечности сжимающей пистолет. Пуля угодила в остатки стекла и осколки, звеня погребальными колоколами, посыпались на пол. Казалось, везение начала схватки на этом внезапно покинули девушку, когда следом за выстрелом в комнату ворвался еще один бандит и с ревом бешеного быка налетел на падающую пару. Она, сама не понимая как, умудрилась проскользнуть под огромной грудой мышц и лезвием огромного тесака занесенного у нее над головой. Пол с тихим скрипом прогнулся под неловко упавшей на него девушкой, она метнула окровавленное лезвие в поднимающегося, за очередной попыткой убить ее человека. Нож попал в цель. Конвульсивно шевеля нижней челюстью, уже мертвый человек сполз по стене, откинув на бок голову с пронзенным глазом, затих.

Слыша потасовку и воцарившуюся после тишину оставшиеся противники, сколько их еще было там, девушка не знала, устроили едва слышимую перебранку. Щелкнул затвор, с едва слышимым звуком клацнула выдергиваемая в гранате чека. Девушка в панике оглядела комнату, скрыться было негде. Окно, наилегкий путь к бегству, хоть и открывало прекрасную панораму разрушенных высоток, находилось слишком далеко от земли. Решение прыгать вниз, было равносильно попытке обмануть смерть, выбрав другую, не менее страшную гибель.

Скорость мысли прервал тихий, срывающийся голос, – Пожалуйста, не стреляйте! Прошу, пожалуйста.

В двери показалась тощая фигурка мальчонки, виденного ранее. С бледным лицом и поднятыми руками он медленно вошел в помещение, направляемый, как то было видно с ее угла обзора, дулом автомата со встроенным глушителем. В одной руке он крепко держал гранату, – Пожалуйста, не стреляйте! – более громко сказал он и шагнул еще немного вперед, скрываясь от того кто целил ему в спину, одними губами прошелестел, - Помогите!

Девушка была в смятении, машинально кивнула и опасливо глянула через плечо мальчишки, туда, где только что была видна указка смерти.

Едва шаркнув подошвами, паренек развернулся и кинул гранату из комнаты в коридор. Раздался вопль и взрыв. Стены качнулись, казалось, подпрыгнул пол. С потолка посыпалась побелка, звякнули остатки стекла, попрощавшись с оконными рамами, полетели на встречу с землей.

Взрыв в замкнутом помещении хорошо ударил по барабанным перепонкам, однако, девушка в удивлении не успела закрыть рот, и теперь слух тихим гулом медленно возвращался к ней. Направив пистолет на согнувшегося при взрыве пацана, девушка подошла ближе и под взглядом огромных испуганных глаз ощупала бока и карманы подростка. Ничего кроме пачки сигарет и зажигалки при нем не оказалось. Оставив его позади, она, бочком направилась к двери, где сдавленно матерился последний, как оказалось, бандит. Взрыв достал его, когда он почти скрылся в проеме одной из квартир, пробил в нескольких местах куртку и серьезно перебил ноги. Автомат, звук передергиваемого затвора которого она слышала ранее, лежал тут же неподалеку и, судя по развороченным взрывом деталям, вряд ли мог послужить своему хозяину. Бандит истекал кровью, по всему было видно, что жить ему оставалось не долго. И девушка, недолго думая, развернулась, что бы покинуть злополучное здание.

- Стой, - окликнул ее мальчишка, - Помоги мне, я же помог тебе.

- Ты помог себе. Теперь ты свободен, - ответила удаляющаяся фигура.

- Нет, - в ужасе взмолил он, - Не оставляй меня. Внизу тебя ждет засада. Тебе не справится одной.

- Не просить ли мне помощи у мяса? - С легкой усмешкой сказала она.

- Я не мясо. Эти, - он указал на затихшего бандита, - Они, они… Я знаю кто ты. Ты одна из «уснувших»…

Девушка остановилась в нерешительности. Оглянулась и резко подошла к испугавшемуся еще больше парню. Ее лицо, словно вырезанное из камня, не выражало абсолютно ничего. Отсутствие каких-либо эмоций и мимики на ее лице испугало парнишку больше, нежели ставшее привычным в таких условиях буйства чувств выражавшихся на лицах прочих людей. Он не договорил, сжался, быть может, он уже жалел о том, что окликнул нежданную спасительницу и раскрыл себя. Тем не менее он пытался закончить начатую мысль, - Я… Я сын, - снова начал он. – Я сын одного их тех, кто был с Вами тогда. Я знаю что…

Девушка казалось, не слушала его, вскинула пистолет, подобранный ранее в комнате, и выстрелила. Паренек вздрогнул, икнул, но, не моргая и не отводя глаз, в упор смотрел на нее. Позади него, грохнулся навзничь и затих навсегда главарь погибшей шайки. Револьвер, что он поднял, целясь в парня, звонко брякнул по кафельной плитке подъезда.

- Помоги мне, - вновь попросил он.

На крыльце подъезда шаркнули чьи-то ботинки, посему было видно, что оставленные в тылу охотники решили покинуть положенный им пост и присоединиться к группе. Редкие выстрелы по направлению к двери вывели беглецов из ступора. Не желая выяснять, кто осмелился нападать на мародеров девушка, окликнув парня, перепрыгнула через распластавшийся труп и метнулась к окну. К многоэтажному дому, где они находились, была пристроена небольшая двухэтажная пристройка, расположенная с другой стороны от входа. Окно квартиры, на пороге коей лежал труп главы шайки мародеров, выходило на крышу этого здания.

Разбить стекло и большими прыжками преодолеть расстояние чуть меньше сотни метров заняло у беглецов пару минут. Они миновали крышу, когда раздались разочарованные крики упустивших добычу двуногих шакалов. Сомневаться не приходилось, они последуют за ними.

Девушка бежала, петляя меж зданиями и местами неизученных возмущений, отмеченных в голове за время пребывания в ссылке с большой земли. Конечно, что-то могло меняться и расширяться, на этот случай у нее в запазухе болтался небольшой предмет, неясных свойств не дающий ей шагнуть в источники с повышенной молекулярной активностью.

Пробежав галопом пару дворов, беглецы сбавили темп, и перешли на шаг. Двигаясь по стене здания, девушка осторожно выглянула за угол, впереди располагался «переулок нимф», так она для себя обозначила странные животно-растительные образования покрывавшие стены тесно стоящих зданий. Следовало проглотить противоядия, дабы не попасться на уловки этих медлительных, но опасных хищников.

- На-ка, глотни. Гадость несусветная, но если жить хочешь… - девушка не договорила, парень без разговоров взял у нее бутылек и набрал в рот ржаво-коричневую смесь. Поморщился, сглотнул. Девушка забрала противоядие и глотнула сама. Скривилась, убрала полупустую стекляшку обратно, спрятав ее в одном из многочисленных карманов обычной, прорезиненной куртки.

Выглянула снова, хмыкнула, оглянулась назад, проверить, не преследуют ли. Но чуда не произошло, в пределах видимости появились бандиты и уже пытались взять их на мушку, как они скрылись за углом.

– Здесь будет легче. Смотри под ноги. И ходу, ходу! - торопила она напарника поневоле.

– Что это? – спросил неотстающий парнишка.

- Нашел время для разговоров! Смерть это, неприкрытая, наглая и опасная, не приближайся к ним. Беги за мной. Мы проскочим, а их, - она мотнула головой назад, - Их это должно задержать.

Серые, малость разрушенные высотки, ничем не отличающихся от других домов, составляли квартал опасный для всего живого. Покрывавшие улицу, широкими разветвлениями огромных корней, на стенах домов проросли гигантские грибы, как их можно было назвать за некое сходство с обычными лесными грибами. Однако шляпки «грибов» не обладали правильными куполо- или же шарообразными формами.

Вопреки всему ранее царившему в растительном мире, низ вытянутых, колоколообразных шляпок расходился вниз к корням малоподвижными, многочисленными и довольно длинными стеблями. Они медлительно и свободно колыхались в пространстве в поиске жертвы. Некоторые из серо-зеленоватых стеблей оканчивались коконами, в которых переваривались пойманные существа. Такие стебли были налиты коричневато красными прожилками, пульсировали, прогоняя пищу вверх.

Эти хищные полу растения полу грибы манили к себе животных и людей, пленяя их своими феромонами, одурманивали волшебными картинами и видениями, представлявшимися несчастным жертвам. Обманутые заманчивыми картинами существа приближались к грибам, не в силах противостоять искушению и те неспешно овивали своих жертв. Эти хищные растения питались растворяемыми телами жертв и, помимо этого, цепляли разных существ, присасываясь к головам несчастных, создавали иллюзию жизни. Такие марионетки бродили вокруг погруженные в свои миры, ждали участи своих предшественников, словно рыбешки в грязных аквариумах больших магазинов.

Возможно, растение питалось не только жизненно важными соками и прочими составными живого организма, девушке казалось, что растения-грибы учатся и генерируют желания людей, что часто появляются в городских ландшафтах, все приходящие и приходящие в поисках счастья. Зеленовато серые тела хищников и студенисто белесые головки стремились вверх, разветвлялись и многие из шляпок уже были готовы выглянуть за пределы, стесняющих обзор, коробок домов.

Захватывающая картина наимощнейшего «генератора счастья» и единый источник исполнения желаний, множащийся по стенам зданий, в которые больше никогда не ступит нога человека, захватывал дух. Большинство мутантов обходит эти места стороной, и хоть бывает, так что они все же забредают сюда, чаще здесь можно увидеть человека. Он, наверное, как единственное существо на планете, желает много больше чем просто жизнь.

Девушка несколько раз поворачивалась, чтобы окликнуть завороженного видом парнишку. Она и сама не могла отвести взгляда от этих странных порождений покинутого мира. Но действие противоядия, не дающего им присоединиться к молчаливому населению этого района, было не безгранично.

Растения окружили небольшой клочок города и пока не распространялись дальше. Беглецам необходимо было преодолеть это место за время не больше чем за десять минут, после они не смогут так легко противостоять нимфам. Впереди показались гаражи, и девушка потянула парнишку за собой. Сердце, после длительной пробежки, стучало молотом о грудную клетку, намеревалось выпрыгнуть. Позади еще виднелись грибы-нимфы и их жертвы. Девушка, опершись рукой о край железной стены, оглянулась, чтоб последний раз проводить их взглядом, заметила, как горстка людей расходилась из плотной группы по разным направлениям, каждый к своей мечте.


2.

- А почему ты думаешь, что не сможешь вернуться со мной в мир? – спросил мальчишка, набив рот едой, - Мой отец теперь очень влиятельный человек, он сможет дать тебе защиту и кров.

- Ты не все понимаешь. Проход только один. Сколько бы я не ходила к нему, кого бы я с собой не вела, все всегда происходит одинаково. Я не могу выйти ни в мир, ни даже из этого города. Быть может это нестабильность такая, не знаю. Люди и монстры приходят сюда отовсюду, но уйти можно только в одном месте, - пояснила ему девушка. – Всем, кроме меня. Быть может, есть еще один выход, но прибегать к нему мне пока не хочется.

- Ты говоришь… - начал он.

- О смерти, - перебила она его, - Да, звучит диковато, но возможно, это выход из моей ситуации. Но умирать я пока не желаю.

Девушка замолчала, прислушиваясь к чему-то вдалеке. Ветерок, игриво пробежавшись по невысоким кустам, поднял городскую пыль, покрутил ее немного и оставил, столкнувшись с преградой высоких ботинок. Запахло чем-то неприятным. Гниющие нечистоты и запахи разлагающихся трупов донеслись до путников. Ветер лениво потеребил широкие штаны и ветровку парнишки и побежал дальше играть с опавшими листьями.

- Я слышал ты первая что «уснула»? - вновь заговорил подросток, нарушая минутную тишину, - В разговоре, котором я подслушал между моим отцом и каким-то старым мужчиной тебя упоминали как потерявшую себя. Как так получилось, что ты оказалась здесь? Ты проснулась?

Санька, так звали неугомонного мальчишку, с которым их свела судьба, вопросительно посмотрел на задумавшуюся девушку. Та повернулась к нему и, сверкнув глазами от интереса, оживленно начала, - Значит, все-таки, уснула? Как это?

- Ну, это еще по телику год назад говорили. Мол, в секторе проявляются странные возмущения магнитных полей, из-за которых человек впадает в комоподобное состояние. Таких людей на тот момент не возможно было спасти, они быстро умирали. Причем каждый из них по-разному. Помню, тогда тебя показывали и еще пару человек, что продержались дольше всех.

Мой отец, после возвращения с научной базы в секторе, заинтересовался этим феноменом и спонсировал одну из исследовательских лабораторий, специализирующейся на этом. Говорят, они научились поддерживать таких «спящих», но все равно они мрут у них как мухи.

Я там частенько бывал. Видел пару «проснувшихся», их еще устрицами тогда кликали от того, что каждый, просыпаясь, держал в руке странный артефакт на подобии черного шара. Я подумал, что и ты тоже одна из них.

- Нет, я помню только, как тут очутилась, - сказала девушка. – А ты, сколько здесь, в Секторе? Неделю, две? Как попал сюда?

- Не знаю точно сколько, неделю, наверное. В Сектор убежал от опеки отца. Захотелось свободы, - он хмыкнул и продолжил, - Сначала ходил с группой охотников, за хамелеонами. А после помню, что бросили они меня. После всплеска очнулся, а нет никого. Представляешь?

Девушка нахмурилась, она помнила, как с ней приключилось почти тоже самое. Она вспомнила, как когда-то работала в НИИ близ возникшего сектора, как занималась собранными в секторе образцами животных и растений, как расставляла их по полочкам и заносила их в картотеку. Должность ее была не велика, и она вспомнила, как обрадовалась возможности заняться изучением меняющейся с невероятной скоростью флоры и фауны непосредственно в секторе. Ведь этот поход сулил ей не только долгожданное повышение, но и возможность прикоснуться к миру, который она изучала лишь под микроскопом, и то, после череды рук принесших это чудо из-за обнесенного колючкой кордона.

Их исследовательская группа выдвинулась к мобильному лагерю расположенному недалеко от Твери, так же частично находящегося под влиянием сектора.

Однообразие постапокалиптического пейзажа мягко сглаживались молочно белыми перьями сырого тумана, и происходящее казалось сказочным сном. Проводники вели их через пересеченную местность, обходя стороной лес, опасаясь опасных мутантов, что прячутся до поры до времени там.

Силуэты брошенных городов и селений, покинутые в спешке транспорт на магистралях и много, чертовски много искажений, обходить которые приходилось по часу, теряя бесценное время. Ее время, которое она могла посвятить изучению мира сектора.

Это была вторая за историю человечества глобальная катастрофа, с неясными причинами, заставившая людей покинуть свои обжитые места. Произошедшая в ее время она, манила и завораживала девичью душу своей опустелостью и давящим чувством обреченности.

В ее памяти еще свежи были воспоминания ее матери, покинувшей свои родные места в подростковые годы. Тоска, овладевавшая ею в те моменты, когда она рассказывала о мертвом городе, горькая обида, сквозившая в глазах матери, когда она вспоминала, как грабили и мародерствовали в оставленных в спешке квартирах. Все эти чувства девушка словно бы испытывала сама, проживая экстерном сотни чужих жизней.

Все сильнее и сильнее в ней горело желание изучить и понять этот новый мир, одновременно имеющий много схожего и в то же время разительно отличающийся от него. Повинуясь неясному порыву, она торопила группу, как вдруг оступилась на одной из кочек. Неосторожное движение и мир, который она видела внезапно схлопнулся у нее над головой, выбросив девушку в темную пустоту небытия. Что было дальше, она не знала, быть может, ее что-то перенесло или имелись какие-то другие причины или события. Но очнулась она уже одна, в незнакомом городе, без еды, воды и каких-либо средств существования. Никаких следов группы, пояснений и информации. Ничего. Одна она и стареющие в гордом одиночестве опустевшие дома.

- Эй, что с тобой? – услышала она голос Сашки, - С тобой все в порядке? Я с тобой вообще-то говорю.

- Поел? Выдвигаемся, - резко ответила она ему, ей не хотелось делиться с ним своими страхами.

- Как, сейчас? – переспросил удивленно он.

- Нет, через год, полтора, - съехидничала девушка. – Ясен пень, сейчас.

Шагали они долго, в основном молча, редко перекидываясь словами да простыми жестами. Небо темнело, сумеречное настроение закралось в усталый город. Уже сгущался сумрак в пустых улочках, когда они вышли на широкую площадь, в далеке послышался заунывный клекот сумеречных хищников чупакабр, обитающих в городских подвалах заброшенных зданий.

Созывают стаю на охоту, - лениво подумалось девушке, она не беспокоилась на их счет. В крайнем случае, можно переночевать на ветвях высоких деревьев, растущих почти по всему периметру площади. Если не считать их, обитатели каменных склепов словно решили взять на сегодня выходной и просто не появлялись путникам на глаза.

- Вот мы и пришли, - сказала девушка, когда прямо посреди площади, стал заметен старинный деревянный дом. Его нелепое местоположение сбивало с толку. Деревянные окна, по старинке обрамляли резные, покрашенные в два цвета ставни. На скате крыши, там, где обычно стоят водосборники, красовалась фигурная резьба, витиеватыми узорами превращавшая этот домик в сказочное творение. Даже черепица на крыше несла в себе оттенки неизвестного волшебства. Неясно было только, кто был тот волшебник, что устроил маленькое чудо на центральной площади города.

Вокруг, повинуясь сюжету невиданной галлюцинации, стоял не менее красивый палисадник, штакетины которого изображали вечно зеленеющую траву. Сюрреалистичность этого вида вогнало бы в стопор любого неподготовленного человека, но Сашка, к которому обращалась девушка, улыбнулся и посмотрел на нее.

- Это домик моей бабушки. Она любит сказки, - сказал он. – Но как он попал сюда?

- Не знаю, это место каждому кого я привожу сюда, видится по-особому. Это твой путь назад. Ты видишь место, которое ассоциирующееся у тебя с домом. Другие видят его иначе, - пояснила она.

- А как же ты? Разве ты не идешь со мной? – взволнованно спросил он у нее.

- Нет, Саша, смотри, – она сделала несколько шагов вперед по направлению к сказочному дому, но стоило ей пройти пару метров, как дом померк, и стали проступать силуэты домов находящихся за ним.

- Знаешь, - снова заговорила она, посмотрев в разочарованные глаза мальчика, - Иногда я вижу сны, странные сны о том, что я нахожусь где-то в другом месте, что это место не там где я должна находиться. И в тоже время я знаю, что я нахожусь именно там, а не здесь. Двуликость. Словно я метаюсь меж мирами и не могу найти свое место. Тогда я просыпаюсь словно от кошмара, понимая, что он будет продолжаться и здесь. Моя жизнь, словно многослойный сон, просыпаясь в одном из них, я тут же с головой погружаюсь в другой. Уж слишком много совпадений. Раньше я не задумывалась об этом, думая, что это просто сны, но сейчас понимаю, что мне не дает мне свободы. – Девушка посмотрела в сторону дома и вновь на непонимающего ее подростка, - Все дело в том, что я не просыпалась. Мы спим. Я не могу проснуться, но у тебя есть шанс. Иди в дом и не бойся ничего. Все будет хорошо. Я хочу только одного, - она взяла его за руку и положила на ладонь небольшой сверток. – Передай это профессору, с которым говорил твой отец. Это такой невысокий мужчина с козьей бородкой, возможно, уже седой. Думаю после того как ты передашь ему это он сделает правильный выбор.

Саша кивнул и, зажав предмет в руке, направился к дому. На пороге он остановился и развернулся, помахал ей на прощание.

***


Саша скрылся за дверью старинного дома, девушка еще немного постояла, ожидая. Силуэт дома подернулся дымкой и стал быстро исчезать, будто сигаретный дым, выпущенный в воздух, рассеивался он в сумраке надвигающейся ночи. Постояв немного, она подошла к высокому памятнику, что остался стоять на месте недавнишнего сказочного дома. Тяжело опустившись, девушка прислонилась к нему спиной, всем кого она приводила сюда, являлись их привычные и родные места. Кому то дом бабушки, кому то лесное озеро, окруженное высокими деревьями, только она когда бы ни приходила сюда сама или, оставшись одна, ей всегда видится, этот чертов обелиск, с заостренной вершиной. Быть может, она просто не готова покинуть место, к которому тянулась ее душа.

Перемена случилась незаметно, как бы сама собой. Не было ни особого звука, ни каких либо прочих знаков, но девушка внезапно осознала себя чем-то большим, и свободным в своих возможностях, нежели обычный человек.

Мысли больше не роились в замкнутом пространстве ее сознания, они являлись и исчезали без какого либо усилия с ее стороны. В любое мгновение она могла узнать, что происходит в любой точке мира и за его пределами. Любой вопрос, возникший у нее в голове, обретал ответ еще до его полного формулирования. Зрение и слух обрели формы и объемы непостижимые человеческому разуму. Все ее тело теперь предстало не маленький кусочек органики на теле планеты потерянной в космосе, вся она теперь представляла сгусток мысли, что имеет материю в мире постоянно меняющихся правил.

Ученые сейчас бы назвали ее полтергейстом, не упокоенной душой бесцельно бродящей по поверхности земли. Но много ли кого интересует мнение ученых в области не раскрытых тайн и загадок? Много ли весят их гипотезы, ошибочные они или близкие к разгадке?

Девушка никогда не думала, что умирать так легко и занимательно. У нее не было сожалений, она обрела больше чем жизнь, она обрела себя целиком в мире, который она любила всей душой.


***

В одной из комнат комплекса по исследованию сектора в нутрии самого сектора проснулся мальчик. Сиделка вышла позвать доктора, Саша остался один. Рядом с его койкой находилась закрытая капсула со стеклянным колпаком. Внутри, за стеклом, подсвеченная лампами лежала его спасительница. Трубки и капельницы торчали отовсюду, они были в носу, в руках и ногах девушки. Разнообразные датчики крепились к телу спящей пациентки. Вглядываясь в ее лицо, он едва смог узнать девушку, что всего каких-то несколько мгновений провожала его взглядом на площади. Она безмятежно спала.

Среди пришедших первым в комнату вбежал его отец, он крепко обнял приподнявшегося сына и тот, ослабши после длительного пребывания в коме, выронил переданный ему артефакт. Глухо щелкнув по кафелю, тот покатился к выходу, где его подобрал вошедший профессор. Бумага, в которую был, завернут жемчуг валялась неподалеку, профессор подобрал ее легким движением руки. На ней были написаны слова: «Семена новой жизни таятся в увядании и смерти»¹

Профессор подошел к мальчику и спросил, показывая бумагу, - Откуда это у тебя?

- Это от нее, она мне передала его для вас, - он указал на девушку, - Думаю, ей бы хотелось обрести себя в одном мире, а не метаться меж телом и душой.

Профессор долго смотрел в глаза мальчику, перевел взгляд на девушку и на листок бумаги. После он подошел к капсуле, открыл небольшую крышечку, под которой находились две кнопки, запуска и остановки работы машины, и нажал красную кнопку. Камера погасла.


***

Где-то в секторе.


Бармен вышел из своей каморки бледный, его лоб был в испарине, а руки слегка дрожали. Подойдя к стойке, он налил себе полный стакан прозрачного. Выпил, крякнул в рукав и обессилено сел на табурет.

Бар был пуст, посетители придут только через два три часа. Он все никак не мог отойти от увиденного.

Пару дней назад, разузнав о редком явлении появления артефактов у проснувшихся после потери сознания в секторе, он приютил у себя полдюжины человек находящихся в странном оцепенении. Их принесли его ребята, возвращавшиеся из очередного рейда. Они приволокли бесчувственные тела, рассказав о том, что нашли их около хлопушки. Спящие оказались из местных бродяг, охотников за хамелеонами и браконьеров. Только один был парнишкой лет двенадцати. Его-то недавно по местным телеканалам показывали, ребенок какого-то главного профессора изучающего сектор убежал из дома. Просьбы передать какую-либо известную информацию за вознаграждение и все в том же духе.

Бармен налил себе еще, выпил, передернул плечами. А в глазах все стояли картины растворившихся, поплывших киселем тел одних мертвецов и еще троих, истекших кровью без видимых причин. Они по непонятным причинам умерли, все кроме парня, которого он сразу переправил за границу новоявленной территории.

Потеряв свои души, материально воздействующие на законсервированный в секторе мир, они потеряли и тела, разложившиеся и ставшие непригодными.


Эпилог.

Черный и Эмо вернулись с вечернего обхода. Лагерь что обосновался вокруг местного торгаша, по совместительству бармена, готовился ко сну. Они сменились парой таких же охотников за удачей, осевших в местных каменках. Романтика заброшенной территории и нередкие ходки приносящие, пусть пока небольшую наживу, сполна дополнялись дешевым пойлом и байками, щедро приправленными подробностями. Парни присели возле одного костра, разожженного в одном из завешанных старыми тряпками бараков. Когда они зашли, собравшиеся уже о чем-то оживленно спорили.

- А спорим. Ик. Она существует? - донеслось до них пьяная речь одного полу вменяемого охотника.

- Ага, - дружно заржали, не менее пьяные, приятели говорившего, - И лес, и дол видений полон, - поддел его молодой.

- Кончай брешить, не к чему нам легенды о прекрасных девах блажить, - отсмеявшись, сказал один из них. – Нечего бабам тут делать. А и если появится тут благородная девица, надолго ее не хватит. Скопытится, как и любой из нас.

- Она существует. Ик. Она помогает потерявшим себя, - не унимался осаженный. – Вот. Ик. Он вынул из сумки артефакт.

Чернота его казалась, поглощала весь свет от пляшущих языков костра, ободок же, как его ни крути, отливал ровным белым светом и ровно светился изнутри. Черный жемчуг или Жемчужина, как назвали его в мире, лежала в руке пошатывающегося человека. На минуту в помещении воцарилось молчание. Мужчины, сидели, пораженно взирая на артефакт находящийся в руке охотника.

- Она видит каждого из нас. Ик. И не все будут достойны. Ик. Вернуться обратно в свои тела, если потеряют их. Ик.


¹ - Хун Цзычэн «Расцвет и изобилие предвещают упадок и гибель. Семена новой жизни таятся в увядании и смерти»


Похожие:

Тень. 1 iconКарлос Руис Сафон Тень ветра «Тень ветра»
...
Тень. 1 iconТень. 1
Вдох. Медленный выдох. Снова вдох. Сердце сжалось маленьким живым комочком, спряталось где-то в недрах грудной клетки. Страх сковал...
Тень. 1 iconКларисса Пинкола Эстес бегущая с волками
Нас научили стыдиться таких влечений. Мы отпустили длинные волосы и привыкли скрывать под ними свои чувства. Но днем и ночью за нашей...
Тень. 1 iconЛуиза Купер Похоронный обряд Тень звезды
«Тень звезды». Последнюю серию открывает роман «Влияние звезды» (1994). Предлагаемый вашему вниманию рассказ – пролог, предваряющий...
Тень. 1 iconКларисса Пинкола Эстес бегущая с волками женский архетип в мифах и сказаниях
Нас научили стыдиться таких влечений. Мы отпустили длинные волосы и привыкли скрывать под ними свои чувства. Но днем и ночью за нашей...
Тень. 1 iconКларисса Пинкола Эстес бегущая с волками женский архетип в мифах и сказаниях
Нас научили стыдиться таких влечений. Мы отпустили длинные волосы и привыкли скрывать под ними свои чувства. Но днем и ночью за нашей...
Тень. 1 iconΜГовард Лавкрафт. Тень над Иннсмаутом§
Михаил Субханкулов
Тень. 1 iconПрошу тебя, когда ты возвратишься в мир и отдохнешь от долгих скитаний, заговорила третья тень, сменяя вторую, вспомни обо мне, я Пия
«Прошу тебя, когда ты возвратишься в мир и отдохнешь от долгих скитаний, – заговорила третья тень, сменяя вторую, – вспомни обо мне,...
Тень. 1 iconНаименование цена
Амурский В. Тень маятника и другие тени: Свидетельства к истории русской мысли конца xx-начала XXI
Тень. 1 iconПоложение о конкурсе молодёжной журналистики «Тень пера»
Выявление способных молодых журналистов, раскрытие и активизация творческого потенциала молодежи
Тень. 1 iconКарлос Руис Сафон Тень ветра
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы