Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения icon

Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения


Скачать 312.6 Kb.
НазваниеТомас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения
страница19/22
Размер312.6 Kb.
ТипДокументы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22
^

Первый камень


Однажды дзэнского наставника Дайре пригласили на обед в дом богатого землевладельца. На обеде присутствовало много других буддийских монахов. Кто из домашних решил разыграть их. Всем им подали рыбу, которую монахам и монахиням есть запрещено.

Все гости-монахи отвергли поданное блюдо, и только Дзэнский наставник Дайре съел его, словно и не подозревал, что ему поднесли.

Кто-то из монахов тихонько дернул Дайре за рукав: "Это же рыба!"

Дайре посмотрел в глаза монаху и сказал: "А откуда вы знаете, как выглядит приготовленная рыба?"

 


81. Подлинное и фальшивое
82. Почтение
83. Измерение источника
84. Три типа монахов
85. Взгляд в собственное сознание
86. Несгибаемая
87. Наказание хвастуна
88. Сознание совершенномудрых
89. Искусство искусства
90. Дзэнская литература
 

^

Подлинное и фальшивое


Дзобо постигал науки и искусства, пока кто-то не сказал ему, что это не есть путь к высшей истине. Тогда он отправился к дзэнскому наставнику и научился созерцать пустоту.

Прошло много времени, прежде чем Дзобо пробудился. Но в конце концов он научился добиваться такого самозабвенного сосредоточения, что забывал и о еде, и о сне.

Как-то, проводя очередную ночь в медитации, Дзобо неожиданно заснул от усталости. Когда Дзэнский учитель ударил его, чтобы разбудить, Дзобо обрел высшее понимание.

В то время Дзобо было двадцать три года. Но наставник его отличался строгостью и неумолимостью и так просто не давал подтверждения. Еще в течение десяти с лишним лет Дзобо продолжал упорные занятия, и только тогда завершил Великое Дело.

Став наставником, Дзобо по-прежнему был исключительно целеустремленным. Условности общества мало заботили его - он отдавал всего себя исключительно дзэнскому учению. Его не мог не печалить упадок дзэнских школ, и потому он яростно обрушивался на фальшивых наставников и невежественных учеников.

Дзобо не знал компромиссов в руководстве общиной и никогда не признавал поверхностного знания. В его школе было немало последователей, но очень и очень немногие проходили путь до конца.

Дзобо скончался в 1840 году, когда ему было чуть более шестидесяти лет. Перед смертью он написал прощальное стихотворение:

Дзобо - шестьдесят! Вот мое подлинное состояние:
На небе я справляю нужду там, где восемь облаков.
Удивительно и в то же время печально,
Что не смог покончить я сложным учением дзэн.

После смерти Дзобо император наградил его почетным титулом Дзэнского Наставника Одинокого Духовного Зеркала.

 

Почтение


Фугай встречался с более чем десятью дзэнскими наставниками, но никто не мог сравниться с ним, ибо ум его был в высшей степени проницательным и свободным. В конце концов, он пришел к прославленному Гэнро-Волку и, услышав одну-единственную фразу великого дзэнского наставника, тут же обрел пробуждение. Овладев сокровенным учением, Фугай покинул Гэнро и пропал, совершенствуя в безвестности свой дух.

Среди преемников Фугая был Тандзан, один из самых ярких наставников последнего времени. Тандзан также отличался необыкновенной остротой ума; он видел насквозь многих дзэнских проповедников еще в юности, до встречи с Фугаем.

Наставник Футай, в отличие от учителя Гэнро, внешне был радушен и мягок. Тандзан же, напротив, отличался силой и мужеством и характером походил, скорее, на своего духовного деда. Впервые встретившись с Фугаем, Тандзан принял внешнюю мягкость наставника за слабость и в глубине души бранил его. Заметив это, Фугай загнал Тандзана в тупик вопросом настолько глубоким, что последний покрылся холодным потом и пребывал в растерянности, не зная, что сказать. Тогда Тандзан признал скрывавшееся за внешней скромностью несравненное мастерство Фугая и стал его преданным учеником.

Однажды Тандзан видел тигра, нарисованного Фугаем, и сказал: "Тигр похож на кошку, но даже при этом в нем ощущается непревзойденное величие".

 
^

Измерение источника


Еще в детстве Кокан страстно желал избавиться от пут мирских привязанностей. Ему было всего семь лет от роду, когда он оставил семью и вступил в буддийскую общину. В тайны учения его посвятил великий Дзэнский наставник Торэй, ученик Хакуина; он же давал Кокану наставления. За несколько месяцев юный Кокан научился читать сутры, дзэнские стихи и высказывания древних наставников.

В девятилетнем возрасте Кокан, по совету своего учителя, отправился с визитом вежливости к родителям. Идя в одиночестве по горным тропам, Кокан поскользнулся и упал в реку, протекавшую в долине.

Сняв одежду и разложив ее для сушки рядом с тропой, Кокан, совершенно голый, уселся на валун и стал ждать, когда она высохнет. Постепенно он задремал от усталости.

Мимо проходил дровосек, который увидел спящего мальчика и разбудил его. "Ты - странствующий монах, не так ли? - спросил дровосек. - Чего же ты здесь сидишь в таком виде?"

Кокан рассказал ему, как было дело. Тогда дровосек сказал ему: "Скоро совсем стемнеет. Сегодня ты уже не доберешься туда, куда тебе нужно. Отправляйся-ка прямиком в ближайшую деревню; я даже провожу тебя туда".

Кокан рассмеялся и ответил: "Как может собирающийся стать мужчиной повернуть назад, когда он зашел уже так далеко?" Он поднялся, оделся и пошел дальше; домой он прибыл к середине ночи. Родители его сперва очень удивились, но потом успокоились: "Твой учитель - смелый человек, раз он отпустил тебя одного! Хорошо, что и у тебя хватило мужества пройти путь до конца!"

Когда Кокану исполнилось двадцать, Торэй послал его к дзэнскому наставнику Гасану. Гасан посоветовал ему услышать хлопки одной руки.

И Кокан начал созерцать хлопки одной руки. Однако сила сомнения была настолько велика, что Кокан чувствовал себя так, словно он взбирался с тяжелой ношей на холм.

Стояла глубокая зима, на дворе царила стужа. У Кокана было только одно платье, и Гасан, пожалев юношу, попросил у одного мирянина-покровителя теплую одежду. Кокан с почтением принял дар, но не надел его.

Кокан не обращал внимания на достопримечательности Восточной столицы и отказывался ходить вместе с другими монахами любоваться красивыми пейзажами. "Я еще не овладел в совершенстве самим собой, - говорил он. - Разве у меня есть время на то, чтобы идти и любоваться природой?"

В один из дней, прохаживаясь в полной сосредоточенности по двору, Кокан внезапно пережил великое пробуждение.

Когда он рассказал Гасану о своем понимании, старший наставник, желая проверить его, дал ему несколько коанов. Выяснилось, что по-прежнему что-то привязывает Кокана. Тогда Гасан сказал: "Хотя ты и пережил восторг первого пробуждения, ты должен внимательно и подробно исследовать главный источник хлопков одной руки".

После этого Кокан совершенствовал свое практикование и собирал воедино все свои силы. Однажды он спросил Гасана, за кем он должен следовать после смерти учителя, чтобы завершить обучение дзэн, и старый наставник порекомендовал Индзана. Кокан отправился к Индзану и самозабвенно занимался дальнейшим самосовершенствованием.

Прошло немало времени, и Кокан овладел всеми тайнами учения и завершил Великое Дело. Индзан официально признал его способности и послал его позаботиться об одном отшельнике. Там Кокан провел еще шестнадцать лет в глубокой бедности, оттачивая дзэнскую технику.

За это время он многократно переживал опыт пробуждения. Глубоко проникнув в главный источник всего, он в конце концов постиг, что школа Хакуина обладает особой высшей мистической силой, и обрел необычайную свободу в повседневной жизни. Он учил людей в соответствии со способностями каждого, и для многих советы его становились благом.

Подобно Хакуину, Гасану и другим великим дзэнским наставникам, Кокан отказался от высокого поста настоятеля главного монастыря, предпочтя этому неприметную работу исключительно с искренними последователями учения. Он также вернул золото, преподнесенное ему одним даймё, сказав, что практиковал дзэн не для того, чтобы получать за это награды.

Однажды в прибрежных районах центральной Японии погибли посевы, и среди крестьян начался голод. Кокан готовил кашу и кормил ею всех, кто бежал, спасаясь от мора, и попрошайничал на дорогах. Говорят, что так он спас очень и очень многих.

Уже перед самой смертью Кокана его первый ученик попросил наставника написать прощальное стихотворение. "Мое прощальное стихотворение заполняет всю вселенную! - разгневался Кокан. - К чему утруждать бумагу и кисть?"

"Пусть так, - сказал ученик. - Но прошу вас оставить хотя бы еще одну фразу, исполненную еще большего понимания, чтобы я мог передать ее будущим поколениям". Кокан улыбнулся и написал:

Семьдесят четыре года
Метаний на запад и восток.
Последнее слово?
Тсс! Тсс!

Обычно Кокан учил людей, призывая их отыскать "главный источник хлопков одной руки". Он отличался строгостью и непреклонностью и редко давал подтверждение кому-либо. Когда он умер в 1843 году после него осталось только несколько учеников, готовых продолжить его дело.

 
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

Похожие:

Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconТомас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения
Дзэн-буддизм это наука пробуждения сознания, искусство духовного совершенствования. Практиковавшийся по всей Восточной Азии в самых...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconАлан Уотс
Сша лектором и учителем. Сфера его интересов касалась интерпретации восточной мысли для Запада, и, в частности, такой разновидности...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconБбк 88. 4 © А. И. Копытин, составление и редакция, 2002 © Издательство «Речь», 2002 © П. В. Борозенец, обложка, 2002 isbn 5-9268-0151-6 оглавление
Сборник будет интересен для психологов, психотерапевтов, всех, кто инте­ресуется творчеством и творческим самовыражением
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconСкарлетт Томас Наша трагическая вселенная
Скарлетт Томас опубликовала в 26 лет. Затем выпустила еще два, и газета Independent on Sunday включила ее в престижный список двадцати...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconМакс Фрай Сказки старого Вильнюса
В центре города Вильнюса ровно сто восемь улиц. И если ходить по ним достаточно долго, то есть почти каждый день на протяжении нескольких...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconСирил Массаротто Сто чистых страниц
Блокнот в коричневой кожаной обложке — сто чистых страниц — завещан дедом любимому внуку
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconВелесова мудрость книга
После небольших размышлений решил скинуть часть книги Велесова Мудрость жду Ваших комментариев отзывов. Полностью книга выйдет скорее...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconТомас Манн Иосиф в Египте Томас Манн иосиф в египте
Куда вы меня ведете? — спросил Иосиф Кедму, одного из сыновей старика, когда они ставили шатры для ночлега среди невысоких, освещенных...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconТомас Гарди Вдали от обезумевшей толпы Гарди Томас Вдали от обезумевшей толпы
Готовя эту книгу к новому изданию, я вспомнил, что именно в главах романа "Вдали от обезумевшей толпы", в то время как
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения icon26/10/2012-Был концерт Томаса Андерса в Екатеринбурге. Концерт начался в 19: 15-20: 50
Я сидела почти напротив Ларса(чуть левее). Первая песня про традиции была Why do you cry?Когда Томас вышел на сцену по залу был такой...
Томас Клири составление и редакция Мудрость дзэн. Сто историй пробуждения iconЛион Фейхтвангер Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо
«Мудрость чудака» известного немецкого писателя Лиона Фейхтвангера – роман о великом просветителе Жан Жаке Руссо. В романе изображены...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы