Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) icon

Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет)


Скачать 53.11 Kb.
НазваниеЯна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет)
Размер53.11 Kb.
ТипДокументы

Яся.

Яна – рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет)

Лена – супермегастильная сексуальная девица (17 лет)

Костя – медвежонок (16 лет)

Маша – лицо, не обезображенное интеллектом (16 лет)

Карина – гламурная, броская, глянцевая (17 лет)

1

Комната Яны. Стены разрисованы радужными красками. Джамбука, гитара, банджо, тамбурин, распечатки стихов. Бардак, но весьма творческий. (Лена – супермегастильная сексуальная девица, Яна – рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка)

Лена: Вау! Янка, что это? Ты сама сделала?

Яна: Посох дождя. Конечно сама, такую красоту не купишь. Две ночи не спала.

Лена: Обалденная штукенция! А из чего?

Яна: Борщевик. Только его собирать надо в перчатках - ядовитый очень. Солнечные лучи попадают на кожу и если на ней хоть капля его сока – сильнейший химический ожог. Зато когда высохнет можно сделать эксклюзивный музыкальный инструмент.

Лена: А внутри?

Яна: Гречка и зубочистки по спирали воткнуты. А по краям кожа. И узоры индейские. Красиво получилось, Лен?

Лена: Офигительно!

Яна: Это Женечке на день рождения. Лен, думаешь, ему понравится?

Лена: Сто пудов! Такая шняга отвязная!

Яна: Я ещё блокнот обтянула кожей и фенечку из мягкой замши сшила. Неплохо получилось?

Лена: Круть! У него сегодня?

Яна: В пять.

Лена: А в чём пойдёшь?

Яна: Не знаю – не думала. Джинсы, толстовка – как всегда.

Лена: Янка, ты что!? Там же все девчонки разодетые в пух и прах будут, а ты, как моль бледная. Давай-ка приоденем тебя и накрасим, ты ж симпотявая деваха, а подать себя совершенно не умеешь.

Яна: Лен, я… мне кажется внешность не главное. Человек прекрасен естественной красотой, если он добрый, светлый, умный, солнечный, то не нужны ни косметика, ни модные вещи – это обман, маска, за которую прячутся, когда в душе, в сердце ничего нет. Пустота в красивом фантике. А Женя не будет гоняться за обёрткой – он не такой.

Лена: Какой не такой? Парни все одинаковые. Формулу идеальной девушки знаешь? Юбка покороче, ноги подлиннее, талия потоньше, грудь побольше, а извилину можно одну, от модного берета, да и то не обязательно. Давай выгребай шмотки – будем барби из тебя делать.

Яна: (достаёт вещи: джинсы, сарафаны, яркие рубашки, жилетки, майки - «гардероб хиппи» примеряет пару- тройку вещей)) Да у меня нет ничего модного, я даже не знаю, что сейчас носят.

Лена: Безнадёга! Ты в каком веке прибарахлялась? Блин, с твоей фигурой так одеваться! Чума! Короче склифасофский, ща я тебя накрашу и притащу отвязную юбку – по самое не балуйся, девки вымрут от зависти, как мамонты, а Жека забудет маму, папу, школу и своё имя. Такие ножки прятать – преступление. Косметика есть?

Яна: Мамина. Я не пользуюсь.

Лена: Кто бы сомневался, неандертальская ты моя девушка! Давай маманино богатство, тундра.

(Лена красит Яну)

Яна: А ещё я Жене стихотворение написала, хочешь прочитаю?

Лена: Мечтаю. Валяй-читай, не вертись только.

Яна: Каждым солнечным лучом – здравствуй,

Каждой каплею дождя – будь.

Разделяй, мой дорогой, властвуй,

Помоги не потерять путь.

Всё в твоих руках – держи крепче,

Ускользну, растаю как сон,

Потерять, мой дорогой легче,

Чем услышать двух сердец звон.

Лена: Не очень деньрождественское по-моему. Заумное.

Яна: Думаешь, Жене не понравится?

Лена: Мы тебе такой мэйкамп сделаем, что хоть телефонную книгу ему читай – растает от кайфа.

Яна: Ленуль, ты не представляешь, какие у Жени руки. Сильные и нежные, он словно окутывает заботой и теплом.

Лена: Янк, вы что уже..?

Яна: Нет! Что ты! Помнишь, меня химичка в начале четверти с урока выгнала, за то, что я стихи писала. Я сидела в коридоре на подоконнике, смотрела, как листья летят, кружатся – золотая метель, словно солнечных бабочек стая танцует на ветру, осенний вальс, лёгкий, пронзительно-грустный, невыносимо красивый. И словно листьями этими, редкими улыбками солнца сквозь облака, прохладой сентябрьской вся наполняешься, пропитываешься, ещё миг и рванёшься за хрупкими, ломкими мотыльками печали. Ленка, с ума сойти можно от неприкаянности, тоски, красоты и одиночества. И тут горячая, родная рука укрывает, обнимает, и понимаешь, Ленка, понимаешь, что ты не одна в этом огромном, бесприютном сентябре, на этом суматошном шарике. Я не поворачиваясь от окна знаю, что это Женечка: «Это ты ревишь или я реву?» я говорю: «а я не реву.» Женя: «вот и не реви. Товарищ, ёж и брат, объявляю учебный день законченным и забираю Ясю в осень.» Ленк, мы гуляли целый-целый день, запускали вертолётики ясеневые, «Ясеневая Яся, ясное моё солнышко, Ясенний сон» смеялся Женька и считал мои веснушки и целовал каждую, а у него у самого веснушки, смешнючие, мне их ужасно съесть хочется. И мы качались на лодочках, парк старый, закрытый, сторожа не было, мы еле-еле трос распутали, ржавый, железный и полетели над деревьями разноцветными, над парком, над осенью, а качели пели-скрипели, а мы смеялись и купались в солнечном тёплом ветре. А через неделю лодочки демонтировали. Это были последние лодочки в городе. Раньше в каждом парке качели русские, а теперь нигде, и мы, получается, прощались с ними, а они с нами, это была их последняя песня, лебединая. У меня ощущение, что детство моё с этими качелями разобрали и выбросили. Кстати, почему веснушки? Осенью должны быть осенюшки, летом - летушки, зумой – зимушки.

Лена: Так, огневушка-поскакушка, макияж закончен. Я пошла за гардеробом, не скучай.

Яна: Лен, погоди. Может это?

Качели

Август. Дождей проливных канитель,

воздух заряжен истерикой ветра.

В мягкой накидке из рыжего фетра

август срывает качели с петель.


Ржавыми крыльями машут, скрипят

тонко, надрывно, сбиваются в стаи,

чертят размашистый круг над кустами

и превращаются в лебедят.


Дикие птицы продрогших дворов

детство уносят в заморские страны.

Старые краны любуются странным

клином и шепчут во след: «Будь здоров».

Оно больше подходит?

Лена: Да уж, празднично! Позитивного ничего у тебя в репертуаре нет? Ногти накрась, с этим-то справишься? (уходит)

Яна: (берёт лак, но видит гитару, и поёт)

Сентябрь золотой невыносимо –

игристый сон. Какой волшебной силой

царя Мидаса стало золотым

всё в городе: дома, дороги, лица,

собаки, кошки, голуби? Светиться

затеяли скамейки и цветы,

сверкают стаи солнечных росинок,

окутывает мир искристый дым

добра. Сильнее всех сияешь ты,

сшивая лучезарной паутиной

смертельные ранения сердец.

Наверное тоже слишком грустное для поздравления.

(Звонок в дверь. Заходит Маша.)

Маша: Привет, Ян. Дай водички попить, а то так жрать хочется, что переночевать негде (смеётся).

Яна: (приносит воду).

Маша: А ты что размалёванная такая? Как с панели.

Яна: Спасибо, Маша.

Маша: Да ладно, не обижайся. Куда собралась-то?

Яна: Куда надо. Ты попила? Ещё что-то?

Маша: А ты не хами, лахудра! Дай бутер лучше, не жмоться.

Яна (выносит бутерброд).

Маша: Куда намылилась-то? Колись давай, всё равно узнаю. Сёдня у Филатова день рождения. Девки к нему хотели завалиться – сюрприз сделать, поздравить одноклассничка. Ты не туда случаем лыжи навострила?

Яна: Это не твоё дело.

Маша: Оппочки! Угадала значит. А что это не моё – очень даже моё. Женя чувак клёвый, не ты одна на него запала. Только обломаешься ты – ничего тебе не светит. Ему такая заучка нужна как корове седло.

Яна: Маша, ты поела? Никуда не опаздываешь? Может тебя ждут?

Маша: Я-то не опоздаю, а вот ты, чувырла, дождёшься у меня, допросишься, патла. Ну бывай, на днюхе встретимся. (уходит)

(Яна перебирает струны на гитаре, ждёт Лену. Лена приходит, приносит мини-юбку и прозрачную блузку):

Лена: Надевай, Яныч! Волшебная сила искусства – превращение неформала-тинейджера в секси-красотку. Янка, ты совершаешь преступление против человечества. Ты ж модель! И такие формы прятать в балахоны. Обалдеть! Женька рехнётся! Вот это я понимаю подарок, а то стишки, фенечки, посохи, чушь всякая. А кто ещё идёт?

Яна: Не знаю, не спрашивала.

Лена: Почему?

Яна: Неудобно. Это ведь его день рождения, Женя может приглашать кого захочет.

Лена: Янк, неудобно на потолке спать – одеяло падает. Я бы давно разнюхала - что за компашка подбирается.

Яна: Это Женин день рождения, и совершенно не имеет значения - кто там будет.

Лена: То есть как это? Тебе наплевать на всех? Фига, ты эгоистка!

Яна: Ты меня не правильно поняла, Лен. Не наплевать. Женя там будет, это главное, а остальные… Люди делятся на две категории: те, кого я люблю, и всё.

Лена: В смысле «И всё?» Это группа такая «И всё?»

Яна: Остальных не существует. Причём в первую категорию могут попасть все, я готова принять любого человека, и изначально хороший каждый, кого встречаю. Пока не совершил подлость. В этом момент человек прекращает для меня существовать. Для любимых людей я могу сделать всё, что угодно, с удовольствием, а остальных просто нет.

Лена: Но они есть.

Яна: Для меня – нет, и поэтому они меня не заботят и не волнуют. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить на них время и силы.

Лена: А если на дне рождения будут только те, кто тебе неприятен?

Яна: Все Женины друзья автоматически в первой группе, если люди дороги ему, значит, я тоже люблю их.

Лена: И ХБТ?

Яна: Конечно. Не называй так пожалуйста Костю.

Лена: Это жирное хамло? Ты с дуба рухнула?

Яна: Костя не хам. Он комплексует из-за лишнего веса. Нападение – лучшая защита. Ударить первым, чтоб не ударили тебя. Он не злой, просто слабый. Костя знает, что в классе за глаза все его дразнят Ходячей Банкой Тушёнки, вот и огрызается.

Лена: Да он тупорылый жирбаза, его кроме жратвы ничего не интересует!

Яна: Лен, во первых, он не виноват в полноте – у него диабет. Во вторых у него лучшая коллекция фильмов и музыки из всех знакомых мне людей. Если однажды долгим зимним вечером станет грустно – ты зайди к Коське – не пожалеешь. И я очень тебя прошу не обзывать его при мне.

Лена: Ладно, не злись. Буду его Косточкой называть. Обхохочешься.

Яна: Лен, пожалуйста! Ты уверена, что я не вульгарно выгляжу? Юбка такая короткая и кофта прозрачная совсем и каблуки высоченные, я и ходить на них не умею.

Лена: Ерунда. Во всем нужна сноровка, привычка, тренировка. Давай, спину держи ровно, грудь вперёд, походка от бедра. Молодец, Янка, точно всю жизнь по подиуму разгуливала.

(Звонок в дверь. Яна открывает, заходит Карина.)

Карина: Ой, Яночка, привет, милая! Чудесно выглядишь! Просто Анджелина Джоли! Ленуля, и ты здесь, привет!

Яна: Привет Карина.

Карина: Янусечка, золотце, а у тебя Достоевского нет? В библиотеку лениво идти.

Яна: (приносит книгу): «Преступление и наказание»?

Карина: Ой, а я не помню, у него что, несколько книг? Нам какую задали на каникулы?

Яна: «Преступление» задали.

Карина: Янусенька, солнышко, спасибо большущее! А ты сама прочитала уже?

Яна: Давно.

Карина: Ты у нас умница, на медальку идёшь. А я хоть вечер скоротаю. Погода дрянь – дождь проливной, не погуляешь. Собиралась к Женечке Филатику на день варенья, последнюю версию «Героев» ему прикупила, а он заболел, бедолажка.

Яна: Как заболел?

Карина: Ужасно заболел. Грипп. Позвонил мне, говорит: «Кариночка, милая, если не трудно – позвони всем ребятам нашим, скажи, что справлять День Рождения не буду. Температура 39, насморк, кашель, горло болит безумно, разговаривать не могу.» Так сипел в трубку, так хрипел, просто жуть.

Яна: (бледнеет) Женька, бедный. Может ему лекарства нужны? (Берёт телефон)

Карина: Януля, ты что?! Человек с температурой, говорить не может, а ты ему звонить собралась. Издеваешься что ли? Ему плохо, ему тишина, покой нужны, а не твоя забота. Лекарства родители купят, там мамуля с папулей рядышком. Молочком горячим напоят, в одеялко закутают и к концу каникул будет как новенький.

Яна: Господи, конечно, я не подумала. (выходит из комнаты)

Карина: Ленулечка, принеси мне водички пожалуйста, Яна что-то так разволновалась, прямо неудобно её просить. (Лена выходит)

(Карина быстро отключает телефон. Лена возвращается, даёт Карине стакан, та пьёт.)

Карина: Спасибо, ну я наверное пойду. Яночка, заинька, спасибо за книжку, прочитаю – верну. Пока-пока, девочки, не скучайте. (Уходит)

(Заходит Яна умытая, в мягкой рубашке и джинсах)

Лена: Ну что ты, не раскисай! Выздоровеет и отпразднуете. Обидно конечно – такой потрясный прикид пропал!

Яна: Ленка, смешная ты, дело не в дне рождения, главное, чтоб Женька поправился. Лучше бы я заболела.

Всю боль его себе бы забрала. Я помню, когда температура поднимается всё тело выкручивает, руки-ноги ломает, и воздух кажется густым и раскалённым. Мне бабушка рассказывала, что в день рождения человек особенно беззащитен, ангел-хранитель за год устаёт и именинник остаётся один на один со всеми бедами и проблемами.

Лена: Яна, да ладно тебе, не переживай, конечно выздоровеет, куда он денется. Если что скорую вызовут.

В 21 веке живём, в городе, не в лесу – спасут твоё сокровище. Мне вот чисто интересно – почему он Карине позвонил, а не тебе, не Косте к примеру.

Яна: У меня же сотового нет, а до домашнего телефона с температурой ещё дойти надо. Да это не важно - кого Женя набрал, главное, чтоб с ним всё в порядке было.

Лена: Всё равно я бы позвонила ему на твоём месте. Узнать как здоровье, да и с днём рождения поздравить.

Яна: Ты что, он спит, наверное, ему плохо, нельзя человека беспокоить.

Лена: Ну смотри, как знаешь, святая. Я пойду, Янка, дел дома ещё громадьё. (Уходит)

Яна (берёт гитару):

Перелётные бабочки ломких берёзовых листьев

стаей летят за косую черту октября,

тлеет заря, сентиментальный добряк –

дождь удрал, ветер носится зол и неистов.


Угадай, улови - кто из рыжих, порхающих мог

подарить тебе лето на долгую зимнюю память.

Не понять, не поймать, не догнать, не прибавить-убавить,

и мохнатые крылья в груди расправляет комок,

рассыпается звонко иззябшее хрупкое тело

и летит золотая мечта за листвой

над земной суетой, над молвой, с головой

распрощавшись. Что, в общем-то, тоже не дело.


2

Веранда детского сада. Первый снег, пушистый, белоснежный, мягкий, тёплый.

Яна, Костя

Яна: А ты почему не остался?

Костя: Да ну их. Кариха такие гадости о тебе болтала и Машка поддакивала, что и пересказывать тебе противно.

Яна: Коська, а ты не пересказывай, не надо.

Костя: Ну я сидел, молчал, потом послал их всех и ушёл.

Яна: А Женя?

Костя: А что Женя? Женя остался день рождения праздновать. А эти мартышки ему по ушам ездили.

Яна: Он себя чувствовал как?

Костя: Нормально, как всегда. Тебе звонил раз пять, у тебя телефон отключен был. Потом Кариха сказала, что ты с чурками укатила в казино. Он покраснел как рак варёный и трубу отложил.

Яна: Поверил?

Костя: Когда Кариха гонит – Шерлок Холмс поверит. Она расписывала такой хамер крутецкий, такого мэна с золотыми голдами и охапкой роз, как он тебя на руках из подъезда вынес, а шофёр вам дверцу тачки открывал. Ты, мол и её звала, да она, девочка-паинька, отказалась.

Яна: Костя, бог с ней, смотри какой снег, огромный, белый, небесные хризантемы и розы роняют лепестки и они медленно плывут к земле. Запах чувствуешь?

Костя: Роз?

Яна: Свежести. Чистоты, света и свежести. Так пахнет только первый снег, потом запах другой, он становится гуще, уверенней, холодней. Такой аромат, наверное ещё у облаков. Когда летом лежишь раскинув руки в траве и смотришь на белоснежые, пушистые облака, Костя, если тихонько оттолкнутся от земли, подняться к ним, то облака не растают, не пропадут и можно почувствовать именно этот запах.

Костя: Ты поднималась?

Яна: Конечно. Летать легко. Нужно только поверить. А ещё первым снегом пахнут Женины губы, он весь лучится кристальной чистотой и нежностью. Он позвонил в июле, пятого и сказал: «Яся, хочешь увидеть летний снег?» «Конечно.» И мы поехали на электричке, станция «Река». Женька подарил мне ромашковое поле, огромное, белое-белое, я сплела нам венки – знаешь, как ему идёт ромашковый венок? Золотые Женины кудри, тёмно-синие глаза и веснушки, веснушки ромашек и веснушки на его лице – маленькие солнышки.

Столько солнца и света, как в тот день я не видела никогда. Он читал тебе «Ромашку»?

Костя: Отличный стих.

Яна: Женя записывал его на билетах из электрички, ручка нашлась в рюкзаке, а блокнота не было. Он безумно красивый, когда серьёзный, невыносимо, немыслимо красивый. А потом прочёл:

Ромашка

огромная, яркая,

любуйся, гадай, радуйся -

солнце смеётся сквозь облако.

Солнечный блик, ласковый луч,

скользнувший вдоль платья,

шёлковой гладью, ловкой ладьёй

на оборках-волнах пляшет.

Верно веди иглу. Не оборви

изумрудную нить лучезарного счастья.

Парки прозрачную пряжу

пряли и пели над колыбелью твоей,

нежность моя.

Вытки июньский рассвет:

в рыжих веснушках ромашек

звёздные слёзы – роса,

многоголосье лесных

птиц рубикон тишины

разметает руладами, ветер

крылья свернул и пыльца

пламенной румбой плывёт

и румянит открытые плечи.

Так улыбается вечность.

Костя: Ты все его стихи помнишь?

Яна: Почти. Они сразу в память врезаются, как свои, родные.

Костя: Почему ты не пришла. Он тебя ждал.

Яна: Кость, дай сигарету.

Костя: Янка, ты же не куришь?

Яна: Коська, пожалуйста, очень надо. (закуривает) Мне сказали – Женя заболел.

Костя: И ты не позвонила? Он весь вечер ждал. А Кариха ему весь вечер лапшу на уши вешала.

Яна: Глупо получилось, да?

Костя: Не то слово! Ты сегодня хоть позвони или зайди, Жека рад будет.

Яна: Сегодня? Сегодня мой день рождения. У нас с Женей разница в один день. У меня пятого, а у него четвёртого ноября. И на его день рождения всегда дождь, а на мой всегда выпадает снег. Первый. Ещё не разу не было дня рождения без снега.

Костя: Янка, а ты давно тут сидишь?

Яна: С утра. Набрала Женю, трубку взяла Лена и сказала, что он не хочет со мной разговаривать.

Костя: Лена? Я уходил – её ещё не было. Она же твоя подруга?

Яна: Подруга.

Костя: Да не переживай, просто перепились все вчера и остались у него. Родичи в Питер уехали, чтоб сынок отменно семнадцатилетие отпраздновал. Янка, не дрейфь – всё устаканится. Карина сволочь конечно, она давно на него вешается, но Женька же не дурак, чтоб тебя на эту дешёвку променять.

Яна: Думаешь?

Костя: Яна, блин, ты посмотри на себя! Таких, как Карина вокруг тьма – пустышки, шмотки и бабки на уме, а ты личность. Ты яркая, живая, настоящая. Мы когда познакомились, я думал вот девчонка - Че Гевара в юбке, а оказалось пронзительный серебряный колокольчик. Яныч, соберись, тряпка! Ну фигня получилась с днюхой, ну и ладно, сегодня поссорились – завтра помиритесь, милые бранятся только тешатся. Он их даже не приглашал – сами припёрлись. А одна званая особа не пришла. Позвони, Янка, поговорите, всё объясните друг другу.

Яна: Всё что не убивает – делает нас сильнее.

Костя: Так, понял, не дурак. Чеши домой, отогревайся, Снежная Королева, а я пойду, навещу нашего приятеля.

(Костя уходит)

Яна: Январская соната

1

Голос города – глубокое контральто,

тёплый выдох крошечных дворов,

растворяясь в нежности, порой

хочется застыть кусочком смальты

на любой из крыш. Снежинок рой,

бархатный гитарный перебор

серебристо-синих проводов,

всплеск синиц – и нот венок готов –

светлая январская соната

манит и тревожит, за собой

вдаль зовёт. Лохматый снег плывёт вверх

звенит хрустальный смех

звёзд. И ничегошеньки не надо.

2

Но будет снег, огромный, белый,

укроет грязь, усталость, боль.

Несмелый мой, что хочешь делай –

встречать изволь –

с небес спускается любовь,

раскинув шёлковые крылья,

серебряная эскадрилья вступает в бой

за то, что трепетно горело,

звалось душой,

сияло нежностью и верой

живой, большой,

что били, мучили, пытали,

травили, жгли,

что видел сквозь года и дали

во сне Дали.

Ты тоже видел, чуял, слышал,

мечтал, искал,

на самой ветреной из вышек

с плеча тоска

взметнулась к облаку и стала

жемчужной ночь.

Зимы, земли и неба мало

и жить невмочь.

(Приходят Лена, Карина, Маша)

Карина: Янчик, привет, а мы тебя искали. Ленулечка сказала, что у тебя день рождения, вот и хотели поздравить.

Маша: С днюхой тебя, Януха!

Яна: Лена, можно с тобой поговорить .

Карина: Конечно можно, Янусенька. Леночка, послушай, Янулька с тобой говорить будет.

Маша: Чё молчишь-то, говори, она тебя слушает.

Яна: Лена, можно с тобой поговорить наедине?

Карина: Леночка нас не стесняется, правда, Ленусенька? Мы её подружки, у неё от нас секретиков нет.

Маша: Говори, чё засохла, плесень?

Яна: Лена, что ты делаешь?

Карина: Ленусечка, солнышко, что же ты такого делаешь? Ай-яй-яй. Януся, а что она делает? А то мы глупенькие, не понимаем. Это же ты у нас отличница, поэтесса, а мы пустышки в фантиках, конфетки, ты так говорила? Ленусечка нам всё рассказала. А что к Женечке вчера не пришла? Так весело было! Отвязно!

(Яна пытается пройти, Маша толкает её обратно на веранду.)

Маша: Ты куда намылилась. Вишь с тобой базарят.

Яна: Мне не о чем с вами разговаривать.

Карина: С Ленулькой значит есть о чём, а с нами не о чем. Мы значит не люди? Как ты говорила, солнышко – нас не существует?

Маша: Ты ща почуешь, что мы есть. Да ещё как! Мало не покажется.

Карина: Подожди, Машенька, сначала Ленуля расскажет Янусеньке, что она с Женечкой ночью вытворяла.

Ленуля, расскажи.

Яна: Пустите меня!

Маша: Стой, крыса облезлая. А ты, калоша, говори пыро.

Лена: Он очень нежный в постели.

Карина: А что так сухо? Нам расписывала ой-ей-ёй! И руки у него бархатные, и губы медовые, и всю ночь не падает, до утра ласкал-целовал-спать не давал.

Лена: Яна, мы в бутылочку играли. Я выиграла Женю.

Карина: Вся наша жизнь игра.

Маша: Ага, сначала в поцелуйчики (ржёт) куда только не перецеловались все.

Карина: Женюсечка мне коленочку целовал (смеётся). Когда пришли – все такие грустные сидели – поминки, а не праздник, но всё меняется, когда приходим мы. «Самбука» так красиво горит, ах! И танцевали до упаду.

Маша: Ага, Карина танец в фанты проиграла, дык, прикинь на столе отжигала.

Карина: Сюрпризик для именинничка. Женечке очень понравилось. Я стриптиз исполнила. Мы в клуб, когда ездим, там всегда приватные танцы заказываем. Вот и я для Женюсечки приватный танец …

Маша: Ты бы видела, круть! На коленях у него – офигеть ваще!

Карина: В клубе, конечно, танцовщиц трогать не разрешают, но я Женюське в честь праздничка позволила всё. Он такой миленький, нежненький. И губы сладенькие-сладенькие. Мне конечно немножко обидно, что Ленуся ночь выиграла, но ей он не нужен. Ведь, правда, Ленуля?

Лена: Да мне по фигу. Забирай, если надо. Сладкий мальчик, но ничего особенного. Парней вокруг полно.

Карина: И ночь не последняя, это же ты у нас высокоморальная, категоричная, а мы попроще, нам не надо чистой любви. Здоровый секс улучшает цвет лица.

Маша: А ты чё молчишь-то? Ты не отворачивайся, лоханка, с тобой базарят.

Карина: Машуленька, ты забыла – нас же для неё нет. Мы не люди, нолики, пустое место. А надо людей любить. Ведь мы тоже живые, нам же неприятно. Зачем ты, Янулечка, нас обижаешь?

Маша : Ты, чё, глухая?

Карина: Машенька, а давай ей ушки прочистим, и голову заодно, может тогда поверит, что мы настоящие.

Лена: Девчонки, может не надо.

Маша: Засохни, не с тобой базар. Хотя... Карина…

(Хватают Яну за руки, держат. Та не сопротивляясь в упор смотрит на Лену.

Карина: Давай, Ленуся, бей, тебя ведь для неё тоже уже нет.

(Лена отводит глаза, не уверенно поднимает руку, опускает)

Маша: Бей, чё ждёшь?

Карина: Машуленька, а может им обеим навалять? Подруженькам.

Маша: Бей или в рыло хочешь?

Карина: Ну?

Маша: Ну?

(Лена бьёт Яну кулаком по лицу, тоненькая струйка крови бежит из разбитой губы. Карина и Маша отпускают Яну, она не двигается. )

Маша: Ты чё, блин, тебе ж в харю дали, давай сдачи, лошара.

(Яна не двигается, в упор смотрит на Лену. Маша размахивается, не успевает, Яна перехватывает удар и девочки клубком летят по чистому пушистому снегу. Янка остервенела. Она сильней их троих. Расшвыривает всех в стороны и уходит, не оборачиваясь)

Маша: Ха себе терминатор!

Карина: Не прилично для девушки так драться. А ещё поэтесса, медалистка.

3

Комната Яны. Яна, Костя. Яна собирает вещи.

Костя: Яся, выслушай Женьку, дай ему всё объяснить. Он второй день под твоей дверью дежурит. Яся, почему ты молчишь? Он же любит тебя. Это Карина подстроила. Её давно жаба душила. Ну человек такой, она не может, когда у кого-то всё хорошо, обязательно испортить, испоганить надо. Яся! Янка, блин не молчи! Вы с Жекой одно целое, говорите, смеётесь, хмуритесь в унисон, стихи, походка одинаковые, да вы даже внешне похожи, Яна, вы с полуслова друг друга понимаете. Если счастье разрубить напополам и растащить в разные стороны, то два ломтика безнадёги получатся. Яна, такой любви ни у тебя, ни у него не будет больше. Такой вообще не бывает.

Яна: Хороша любовь.

Костя: Яся, да он пьяный был.

Яна: Это не оправдание.

(Звонит телефон. Яна берёт трубку, слушает, не отвечая кладёт на место)

Костя: Куда ты едешь?

Яна: В Кронштадт.

Костя: К кому?

Яна: К дяде Толе.

Костя: А школа?

(Звонит телефон. Яна не слушая обрывает связь. Набирает номер сама)

Яна: Такси? Девушка, здравствуйте. Можно заказать машину? Московский проспект 132, квартира 12. Спасибо.

Яна: Документы мама забрала. Я там закончу. Не могу в этом городе, Костя, с крыши выйду.

Костя: А уедешь – Женя выйдет.

Яна: Не выйдет. Карина поймает, утешит, приласкает.

Костя: Ему на фиг никто кроме тебя не нужен.

Яна: Заметно.

(Звонит телефон. Долго. Надрывно. Яна не трогает трубку. Замолкает)

Костя: Яна, чёрт возьми, нельзя так! Каждый человек может ошибиться. Дай Женьке шанс. Помнишь твоё?:

Радуга зимой меньше,

радуга зимой мёрзнет,

ёжится и льнёт к солнцу,

греет у огня лапы.

Радугу зимой видел?

значит день до дна выпил,

лёгкий мотылёк счастья

осенил тебя светом

детской неземной веры

в чудеса. Резной, тонкий

бубенец поёт – слышишь?

Так звенит моё сердце.

Яна: Больше не звенит. Разбилось. Вдребезги.

Костя: Яна, Яся, опомнись! Ты самый чуткий и добрый человек на этой планете.

Яна: Нет. Меня нет больше. Убита 5 ноября 2010 года.

Костя: Что ты несёшь? Янка, ну пожалуйста, ну нельзя из-за такой ерунды ломать жизнь. Две жизни – себе и ему.

Яна: Льзя, Костя. Жить с этим нельзя. Прощать такое нельзя.

Костя: Если любишь – прощаешь всё.

Яна: Не подлость и не предательство.

Костя: Снова здорово! Яна, у меня слов не хватает! Выслушай Женьку.

Яна: Жени, тоже нет. Моего светлого, чистого, родного Жени, за которым я пошла бы на край света, которому я верила как самой себе, для которого шутя-играючи доставала звезды с неба, больше нет. А другого я не знаю и знать не хочу.

Костя: Неужели ты так просто отдашь его Карине? Она будет счастлива.

Яна: Пусть. Если он овощ, который можно перекладывать из корзины в корзину пусть пользуются, получают витамины. Могу ещё и бантиком для красоты перевязать.

Костя: Финиш. Яська, ты ли это?

Яна: Кошка сдохла, хвост облез, Вот такой Костян прогресс.

(Телефон. Яна берёт трубку)

Яна: Да. Спасибо. Чёрный форд 158. Поняла. Спасибо.

Костя: А стихи твои? Пронзительные, добрые, простые, живые, настоящие. Яся, Яська, «Малыша» помнишь?

Малыш, не плачь, смотри – искристый снег

гарцует на серебряном коне.

Айда по зимней радуге кататься!

Малыш, сегодня нам с тобой 12

лет на двоих, а значит нам по 6.

Малыш, смотри – чудес не перечесть:

у солнца уши рыжие торчком,

у облака ботинки с каблучком,

пушится ветра шёлковая шерсть,

а радость можно прямо ложкой есть

из вазочки вселенной и плеваться

на землю косточками. Ровно через 20

минут вишнёвый куст мечты

цветы рассыплет, сочные плоды

протянет, нежностью горя

из января. Без букваря

научимся любить до дрожи жизнь,

ей дорожить. Ты за крыло держись

моё. Малыш, пожалуйста, не плачь,

планета – это разноцветный мяч,

лови скорей! Малыш, родной, забей,

малыш, забудь, мы начинаем путь

из бреда бед, из паутины пут,

по облакам и звёздам легкий бег,

малыш, летим, а спорим ты быстрей?!

Яна: Костя, хватит. Какие стихи? Кому нужны стихи в 21 веке? Нужны шмотки, деньги, девки. Бывай здоров, товарищ, ёж и брат. Тебе, на светлую память, если надобно. (Отдаёт блокнот). Эй, это ты ревишь или я реву?

Костя: А я не реву.

Яна: Вот и не реви. Костик, и это тебе(даёт посох дождя) если станет грустно - сыграй нашу мелодию, я услышу сквозь километры и года и прилечу. Загадывай желание(завязывает фенечку). Звоните, пишите письма, присылайте денежные переводы.

Костя: Я приеду к тебе, Яся. Можно?

Яся: Конечно. Проводи меня, Коська, до такси.

(Уходят. Звонит телефон. Занавес закрывается, а звонок продолжается.)

Похожие:

Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconЯна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет)
Яна – рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет)
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconР. Тагор Солнечный луч засмеялся в объятиях туч,- дожди иссякли вдруг

Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconФрагменты режиссерского сценария чертенок эпизод 39
Камера стоит перед ветвистым деревом. Фауст стоит у дерева. Мы видим его задумчивое лицо. Над ним на ветке дерева сидит чертенок...
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconВ добрые руки отдаются котята!!! Четырехцветная саманта и рыжий рыжий рокки
Котятам 2,5 мес., они здоровы, лоточек на 5+, ласковые, самостоятельные, игривые
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconЕсли не Том Сойер,то точно «рыжий конквистадор» с малых лет ведет горячительный спор

Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) icon2 мая 12: 00 – Pole dance (Наташа) 14: 00 Legs + Press (Яна К) 14: 00 Львята бокс (Алексей) 15: 00 Stretch (Яна К) 15: 00 Cycle (Егор) 17: 00 Львы бокс (Алексей) 3 мая

Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconВнимание!!!Важно!!! Пропала собака!!!
Кобель, 6 лет, окрас рыжий, отзывается на кличку Рик. Собака не агрессивная, в руки даётся!
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconОфициальная Межрегиональная лига мс квн тто «АМиК»
Территориальность команды: (Пример: Россия, Хабаровский край, Солнечный муниципальный район, поселок Солнечный; Внимание!!! Территориальность...
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconБудем рады любой помощи! Яночке 6 лет, Диагноз – дцп
В россии и Украине мы перепробовали все виды лечения. Врачи наблюдают положительную динамику в лечении и говорят, что Яна очень перспективный...
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconЯна стояла с чашкой зеленого чая у окна и невидящими глазами смотрела в темную
Яна отпила маленьким глоточком напиток, прикрыв глаза, прерывисто вздохнула и поставила чашку на подоконник, на котором грустно опустили...
Яна рыжий обаятельный чертёнок, тоненький, звенящий солнечный луч, пацанка (16 лет) iconНовый год колобочниуса!!!!! Дорогие друзья! Приглашаем вас на празднование Нового Года! Встреча состоится 15 декабря (вс) на скалодроме луч по адресу
Встреча состоится 15 декабря (вс) на скалодроме луч по адресу: м. Крестовский остров
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы