Зависть богини icon

Зависть богини


Скачать 164.92 Kb.
НазваниеЗависть богини
страница1/4
Размер164.92 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

  1. Зависть богини.

Своды Парфенона блистали в лучах палящего солнца. Жрецы завершили акт преклонения и наводили порядок в храме, слухи об особом госте нагнетали обстановку, потому как этот гость считался врагом богов Олимпа. Но стража храма не была в состоянии его остановить. Спартанец иногда приходил до этого, каждый раз после его визита Олимп горел в огне его возмездия, жрецы прилагали максимум усилий, чтобы усмирить божий гнев, приносили в жертву животных, молились белокаменным статуям. Уже почти год братская тройка богов не подавали признаков жизни, словно бы Олимп уснул вместе с его обитателями. Если Зевс и Посейдон пали в битве против титанов, выпущенных на волю, то Аид затаился где-то за рекой Стикс. Он боялся, бог загробного царства боялся кого-то из живых. Эти факты поведала провидица, но из жрецов никто не принял её слова в серьёз. Никто до сегодняшнего дня…

У подножия храма показалась величественная фигура воина. Спартанец никогда не менялся для тех, кому везло видеть его больше одного раза в жизни. Жрецы несколько раз засылали разведчика, чтобы убедиться и когда разведчик не вернулся – сомнения отпали. Кратос шёл к Парфенону и намерения его не были ясны. Кратосом жрецы пугали своих детей, для каждого слуги Олимпийских богов он был ярким примером неповиновения, дерзости, жестокости и хладнокровия. А внешний вид только подтверждал спартанскую закалку и вышеперечисленные достоинства и недостатки. Мускулистый великан загораживал собой солнце для тех, кому не повезло вступить с ним в диалог, чаще всего последний в жизни. Многие греческие воины обозначили между собой правило: если Кратос с тобой не говорит при встрече, жить тебе как минимум до второй такой же встречи. При том, что Кратос по массивности походил на Геракла (и ходят слухи, свернул ему шею), он был куда искусней в битве. Ему на помощь приходили два грубых клинка, прикованных цепями к рукам, чтобы даже в смертельной схватке не терять оружия. Спартанец фанатично брил голову этими клинками и потому всегда был лыс. А уж красные татуировки, украшавшие его тело, говорили сами за себя: шутки в сторону смертные, я тут по делам! Вот и в этот раз приближение Кратоса к храму сопровождалось бегством жрецов. Только старший жрец осмелился встретить спартанца у входа. Очень смелый поступок с его стороны, если учитывать, что прошлого старшего жреца спартанец сломал пополам только за то, что тот осмелился спросить цель визита. Глаза Кратоса полыхали яростью, испепеляли каждый одушевлённый объект, встречавшийся на пути. Старший жрец поправил рясу и вздрогнул, попав в область видимости спартанца. Кратос шёл не мимо жреца, он шёл насквозь его и если бы последний не отступил, то оказался бы раздавлен.

- Приветствую тебя Кратос, - дрожащим голосом пробормотал старший жрец. – С чем пришёл ты в обитель богов?

Кратос был удивлён, при присущем ему отвратительном настроении он нашёл в себе силы косо улыбнуться, вторым его действием был резкий рывок, с которым он схватил жреца одной левой рукой и, сдавив горло, поднял на метр над чистым мраморным полом.

- А мамочка сегодня дома? – Парировал Кратос. Голос его напоминал жернова мельницы, но жрец не мог ответить, потому что умирал от удушья. – Ладно, я сам проверю…

Боги миловали жреца. По какой-то причине он не умер сегодня за неслыханную дерзость, спартанец отбросил его в сторону и шагнул в тень свода храма. Жрец катился несколько метров и ударился об опору. Очень удачно ударился, всего на всего сломал ребро и левую руку. Греческие воины говорят в таких случаях, что Кратос был не в настроении… будь он в лучшей форме, свернул бы жреца в руно. Спартанец двигался по прохладному залу Парфенона, и с каждым его шагом статуя Афины всё грозней нависала над его смертной фигурой. Он единственный кто мог смотреть на богиню без ощущения, что статуя вот-вот упадёт на него. Обычное впечатление для тех, кому доводилось видеть её своими глазами. Не дойдя нескольких метров, спартанец остановился и посмотрел на каменное чело богини, потом скрипнул зубами и стал раздражённо ходить из стороны в сторону. Ожидание утомляло его и если богиня не явится к нему немедля, то он пойдёт и прикончит старшего жреца только потому, что она заставила его ждать.

- Склонись спартанец! – Прогремел голос в храме. Кратос на миг остановился, оглядываясь, но потом снова сосредоточился на каменном лице. Афина говорила с ним, её голос звучал от статуи и этот голос слышали все в округе. – Ты в моём храме!

Кратос до боли сжал кулаки, но повиновался, приклонившись на одно колено. Только теперь он отметил, что впервые делает это по своей воле, обычно Афина принуждала его подчиниться силой своего голоса, сейчас статуя говорила громко, но не властно. Словно богиня сама потеряла волю.

- Ты взывала ко мне, я видел твои знаки! Вот я здесь, что тебе ещё нужно?

Каменная рука богини дрогнула, крепче сжав жезл, с высоты своего роста на мраморный пол посыпались осколки камня. Богиня шевельнулась, даже каменная голова теперь смотрела вниз на муравьиную фигуру смертного. Кратос только отступил на шаг, чтобы на него не упал обломок статуи.

- Не дерзи, Кратос!!!

Своды Парфенона содрогнулись, но спартанец не пошевельнулся, на его лице расцвела злая улыбка. Не каждый день ему удавалось видеть гнев богов, особенно тех богов, которых он ещё не прикончил собственными руками, или своими легендарными клинками. За свою жизнь он успел насолить многим из обитателей Олимпа, но все его действия были частью плана возмездия, а Афина предлагала некоторую помощь, но естественно, что она преследовала свои интересы. Кратос отступил ещё на шаг и развёл руки.

- Скажи, богиня, что стало причиной, по которой ты снизошла к смертному слуге своему? – Покорно спросил он, но в его голосе по-прежнему была нота иронии и даже издёвки.

- Я оскорблена! Меня оскорбило отсутствие уважения со стороны одного смертного.

- Если это я, тут уж ничего не поделать. Горбатого…

- Речь не о тебе!

Вот тут Кратос решил прислушаться. Его чёрствое сердце прониклось интересом – кто мог оскорбить Афину, которой почти дела нет до мирской суеты смертных?

- Далеко на востоке строится храм, не во имя богов, во имя памяти смертной женщине. Она была императрицей времени, но потеряла своё могущество. После смерти ей воздвигают усыпальницу. – Статую снова замерла на месте, но голос Афины стал звучать жёстче. – Неслыханного убранства и богатейшей архитектуры. Это вызов моей гордыне!

Пока она не договорила, Кратос представил себе ту степень оскорбления, которую мог нанести храм, богаче и прекрасней Парфенона. Спартанец наслышан о самовлюблённости некоторых из богов, но чтобы там не строили на востоке, это непременно вызов богам Олимпа. Ничего подобного не было со времён разрушения Колоса Родосского, или отсечения золотой головы статуи Зевса.

- Обрушь на глупцов свою ярость! – Выкрикнул в ответ Кратос, про себя усмехнувшись. Если уж Афина ему всё это поведала, то такие вещи, как возмездие по-Олимпийски ей не по зубам. – Покажи, кто есть кто, и кому надо храмы возводить!

Афина впала в задумчивость, это было ясно не по тому, что статуя не двигалась, а потому, что она молчала. Обычно у богини войны, мудрости и стратегии всегда есть что сказать.

- Я не имею власти там, где мне не приклоняются, – тише ответила она. – Боги черпают силы из молитв и жертвоприношений, а Персы верят в древних идолов, которые давно от них отвернулись.

- Значит Персы? – Уточнил Кратос и вспыхнул от ярости.

- Принц Персии воздвиг храм императрице времени Кайлине! – Афина сделала акцент на имя, но после этого неожиданно затихла. От этой гнетущей тишины стало не по себе даже Кратосу. – Исполни мою волю! Сравняй храм с землёй, накажи наглеца!

Спартанец не стал долго думать над ответом. Не в его привычках взвешивать «за» и «против». Обычно он намечал цель и стремился к ней. Только в этот раз пробудился здравый смысл, и воин не поспешил с ответом. С одной стороны ему были ненавистны Персы и всё, что они из себя представляли. Месть им за его предка, царя Леонида была бы отличным поводом оторвать голову этому Принцу. Но разрушать храмы… тут было нечто большее, чем просто затронутое самолюбие Афины.

- Я воин! Воины рубят кости, сносят головы, вспарывают животы. Разрушить храм мне не по силам, будь я сто раз зол. – Рассудил он и получил мгновенный ответ.

- Ты обретёшь могущество, с помощью которого храм превратиться в песок. Я дам тебе молнии Зевса!

Стоило припомнить, что последние из молний Зевс обрушил на титанов, только тогда Кратос смог одолеть его, но смог ли? Ответ на этот вопрос не ясен спустя годы. Боги не умирают до конца, они терпят поражения, но вечной жизни им хватает на то, чтобы найти обратный путь. Смертным до этого не доводилось владеть молниями громовержца. Хотя Кратосу не особо льстило то, что он будет владеть величайшим оружием из существующих, что-то в этом предложении было не так. Кратоса терзали подозрения, а когда Афина поняла это, бросила в ход главный козырь:

- Кратос, ты получишь оружие и отмстишь последним из богов, которым ты служил и которые предали тебя. Аид позавидует той мощи, которой ты будешь обладать.

- Не искушай меня! – Выкрикнул он, но ярость и вожделение затмили его разум. С ним всегда было так сложно, стоило заговорить о возмездии. Если была хоть малейшая возможность унизить бога, как смертного, то Кратос действовал. – Я исполню твою волю, Принц Персии заплатит за наглость!

- Иди же, а я подготовлю молнии Зевса!

Афина удовлетворительно замолчала, следя, как удаляется спартанец. Целеустремлённый и злой – вот таким он ей нравился больше всего, таким было управлять проще всего. Такой Кратос был её маленькой игрушкой в войне за Олимп. Хотя сейчас речь шла о расширении сферы влияния, оружие оставалось прежним – Кратос. Спартанец прошёл мимо корчащегося от боли жреца и приказал ему хорошенько убраться у статуи. Теперь его целью была больше чем месть, последние годы после битвы с богами он скитался без цели. Он нужен, теперь он полезен, клинки просили крови, и они её получат. Предстоит дальнее плавание, но цель уже видна за горизонтом, там на востоке.



  1. Там, на востоке…

Близилась буря. Принц всегда чувствовал её приближение, каждый раз по-новому. Но эти ощущения обманывали его, когда он был молод, когда казалось, что всё происходящее случайно, что ему по силам всё изменить. Перемены для принца не сулили ничего светлого, каждый раз, когда он верил, что поборол судьбу, она оказывалась хитрее, она била в спину. Визирь ответил за своё предательство, за смерть отца, но даже, когда все враги отомщены, приходит ясность, что у Персии враги будут всегда. После отца следующим к трону пришёл Низам, его младший брат. Дядя Низам стал правителем и жёстким царём. Его политика удержания власти отличалась суровыми методами подавления любого сопротивления. Под крепкой рукой Низама Персия объединилась, но она перестала быть домом для Принца. Дядя дал понять, что для него нет места у трона, выделил ему территорию для правления и посоветовал держаться подальше от Вавилона. Провинция, которая отошла под его правление раньше принадлежала его брату Малику. Скудные, пустынные земли, разрушенный войной дворец и сады с фонтанами, и небольшой военный отряд, способный разве что форт удержать. В одном Низам просчитался: после его правления все недовольные люди ушли в провинцию, где Принц дал им дом и защиту. За годы он отстроил город, создал боеспособную армию и укрепил в народе статус защитника. Низам открыто заявил, что будет закрывать глаза на его методы правления, но на деле давно шпионил и жаждал присвоить себе земли Принца Персии.

Сам Принц практически потерял связь с внешним миром, часто пропадал в библиотеке, в большей степени был в задумчивости. Его стали терзать воспоминания, пробудился внутренний голос, который молчал после победы над Визирем. Этот голос толкал на безумства, предлагал невозможное. Беседы с самим собой доводили принца до безумия, и одним из таких поступков стало строительство храма Песков времени. Эта магическая материя стала частью жизни принца. По слухам катакомбы под Вавилоном были полны этих песков, но принц видел в них только горькое воспоминание о Кайлине. Императрица пала от клинка, выпустив из себя магию песков. Слуги принца тайно собрали остатки песков, а лучшие ювелирные мастера заключили их в стеклянные часы. Хранить часы с песком было опасно даже в сокровищнице Соломона, потому в удалённом месте в пустыне был возведён прекрасный храм. Почти всё золото сокровищницы ушло на строительство и убранство храма. Обитель часов был спроектирован так, чтобы любой смертный, пожелавший завладеть реликвией, нашёл только свою смерть.

Принц Персии стоял на краю городской стены и смотрел на запад. Он ждал новостей от верного слуги, который лично руководил строительством. Самир, хороший друг и генерал обещал, что храм достроят со дня на день, и принц каждый день ждал от него гонца. Близилась буря, западный ветер гнал горячий воздух из пустыни, который вздыбил малые песочные барханы и толкал их к границе города. Там, за стеной безводная пустыня, а тут небольшой город, фонтаны, оазис и надёжная цитадель.

- Что-то ты не разговорчив, - неожиданно очнулся внутренний голос. Принц даже вздрогнул и оглянулся от неожиданности. Голос изнутри неприятно рассмеялся. – Я не вижу твоих мыслей. Если впустишь меня в свою голову, может, я помогу советом?

- Ты и так у меня в голове! – Вслух ответил принц и правой рукой стал разминать виски.

- Нет, давай, как в старые добрые времена. Мы с тобой неплохо действовали в тандеме тогда в Вавилоне.

Принц поддался силе горьких воспоминаний. Но победив тёмную сущность в себе один раз, он навсегда научился контролировать себя, чтобы не терять рассудок. В Вавилоне он отстоял свой трон, не зная, что это только отсрочка от изгнания из родного города. Теперь у принца было оружие против призраков прошлого, а существенные враги навсегда познали пение его мечей. Как боец принц пользовался двумя мечами одновременно. Первый – водяной меч. Совершенное оружие с острова времени. Этим мечом был отправлен в небытие Дахака, страж линии времени. Второй меч когда-то принадлежал отцу принца, но с годами тот всё меньше прибегал к его помощи и спрятал в сокровищнице. Меч-правитель. Практически идеальный клинок, способный расколоть любую броню, или камень.

- Те времена навсегда ушли в прошлое. – Спустя время ответил принц и снова присмотрелся к горизонту. Вдали, между песчаных каньонов показался конный отряд.

Принц отреагировал мгновенно, он протёр глаза и отбросил капюшон. Семь всадников резво шли клином в сторону города, внизу уже отворяли ворота и правитель поспешил по каменным лестницам вниз, чтобы лично встретить гонца. Вот только сердце принца сжималось от тревоги, что-то было не так. Протолкнувшись между стражников, принц стал на пути отряда в город. Первый всадник поднял руку, команда сбавить скорость. Это был Самир, высокий воин, укутанный в белый плащ и подвязанный поясом. Стоило его коню приблизится к принцу, он ловко соскочил с седла и снял повязку с лица. Тронутое боевыми шрамами и щетиной лицо расплылось в уважительной улыбке. Самир приклонился перед принцем и развёл руки.

- Сахидан, мой правитель, - сказал он уставшим голосом, но выпрямился и ответил рукопожатием на предложение принца. – Я с хорошими вестями.

- Так, не томи же! – Принц обнял друга. – Что заставило тебя приехать лично?

- Храм возведён ещё две недели назад. Мы отправляли гонца, но он, похоже, заблудился и я решил, что лично доложу вам.

Удивление застыло на лице принца. Здесь в городе он совсем потерял ориентир во времени, хотя со временем у него всегда были проблемы. Уже две недели он напрасно ждал, но новость была действительно хорошая и то, что Самир принёс её сам, делало ему великую честь.

- Я вижу, вы довольны? – На всякий случай уточнил Самир, всматриваясь в лицо своего правителя.

- Несомненно! Ты устал с дороги, идём в крепость, я буду угощать!

Самир неожиданно схватил принца за руку, не позволяя отойти.

- Мой правитель, я думаю, что если мы выдвинемся сейчас, то к утру будем зреть блеск обелисков храма в лучах восхода, – сказал генерал и оседлал своего скакуна. Принц отреагировал на его слова с задержкой, но понял, что в голосе Самира была какая-то нотка тревоги. Спорить с другом не было смысла, генерал отличался от остальных знатных воинов серьёзным подходом к делу, если он что-то предлагал, то в этом всегда был смысл. Слуги даже не стали ждать команды, через пару минут принцу подвели его знаменитого коня ревуна. Скифский жеребец был куплен принцем в Вавилоне, когда он был там в последний раз. Абсолютно чёрный ревун фыркал и пятился, но стоило принцу оказаться в седле, его скакун стал грести передними копытами песок и с удовольствием кивать. Стражники получили короткие распоряжения, наместником в городе оставался бывший писарь Низама, перебежчик, образованный историк Алиф.

- В путь! – Скомандовал принц, возглавив клин всадников. Конный отряд двинулся навстречу приближающейся буре, но Самир скорректировал маршрут среди каньонов так, чтобы миновать непогоду.

Охрана генерала состояла из шести отборных воинов, все они – бывшие бессмертные, расформированные Низамом после прихода к власти. Будущий царь так боялся, что армия, присягнувшая Принцу Персии, откажется ему повиноваться, что распустил всю элиту. Вместо регулярной армии он создал рабскую орду. Меньше организации, проще управлять, большая масса людей, но, по сути, не эффективна, из-за отсутствия морали и дисциплины. Принц же совсем не нуждался в охране, поскольку прослыл львом Персии за свои боевые навыки и способность самостоятельно решать свои боевые задачи. Самир тайно отдавал команды следить за безопасностью правителя, но когда принц обнаруживал слежку, то не редко наказывал солдат профилактическими схватками на коротких мечах, из которых он выходил победителем даже против нескольких экс-бессмертных. Прошло пять лет после победы над Визирем, но на теле принца навсегда остались боевые шрамы от насыщенной приключениями молодости. Правая рука пострадала больше всего, после прикосновения песков. Длинная лента из лезвий тогда впилась в его руку и после возвращения трона и таяния песков оставила множественные следы. На боеспособность это не влияло, принц настолько привык к боли, что перестал её ощущать.

Близилась ночь, Самир высматривал подходящее место для ночлега и пришёл к выводу, что лучше остановиться у каньона с безветренной стороны. Солдаты растянули полог, чтобы ветер не нагонял песок, и не было видно огонь. Распределив караульные обязанности, Самир уселся к небольшому костру и вслушался в вой ветра. Принц прочёл по его глазам, что буря стихает, но генерал слушал ветер, чтобы знать больше, чем метео-сводку. Бессмертные могли слышать за несколько сотен акров, смотря, откуда нес звуки ветер. Что-то очень беспокоило генерала, он щурил глаза, натирая о плащ яблоко, потом надкусил его и расслабил плечи, но стал грустным.

- Что слышно, друг? – Тихо спросил принц, чтобы его слова не реза тонкий слух Самира.

- Ветер врёт, - неожиданно ответил тот и снова прислушался. – Что-то движется, грозная сила, яростная, но неведомо откуда и куда. Один человек… не слышу стука его сердца. Ещё армия, скорее всего Низам, потому что беспорядочное, хаотичное, но очень быстрое движение. Направление не могу сказать, их застала буря и они, как котята вслепую двигаются группами.

- Низам? – Переспросил принц. – Что задумал мой сумасшедший дядюшка? Ищет врагов в пустыне.

Пропустив вопросы, мимо ушей, Самир стал расчерчивать на писке ориентиры и высчитывать скорость в полголоса. Он поднял глаза и встретил взгляд своего правителя.

- Четыре часа на отдых и выдвигаемся. Армию Низама мы опередим точно, но я опасаюсь за этого человека, чьё сердцебиение скрывает ветер. Он идёт к храму!

Не решившись расспрашивать подробностей, принц свернулся у костра и поддался сну. Генерал спал сидя, или просто медитировал, губы его постоянно шевелились, словно он читал непонятную молитву, но глаза не реагировали на блики догорающего костра. Солдаты из охраны спали немного в стороне, кроме тех, кто нёс дежурство. Принц давно потерял ощущение времени, когда Самир разбудил его. Обычно ему снились кошмары из прошлого, и сон становился не спокойным – в этот раз правитель видел во сне только темноту, что-то было в этой тьме, что-то пульсировало, нарастало, ждало. Освежив мысли, принц закрепил ремни своего корсета из плотной кожи, между слоёв которых были вшиты пластины из самой крепкой кольчуги. В широких ножнах оказались мечи, и правитель дал команду к отправлению. Самир приказал одному из солдат разведать путь, а второму уничтожить все следы ночлега. Принц не понимал, к чему такие меры предосторожности, но никогда не возражал против действий своего генерала. Каньоны медленно редели, впереди открылся небольшой оазис, единственный в этой провинции. Редкое место, где вода и плодородная земля давали жизнь среди пустыни. Не редко торговые караваны останавливались тут в своём пути на восток, но сегодня не было видно костров в ночи, под листьями высоких пальм пряталась только темнота.

- Пусто, никого нет. - Доложил ведомый. Тот солдат, который разведывал маршрут. Принц одобряюще кивнул в знак согласия, а вот генерал соскочил с коня и медленно пошёл в сторону ближайшей рощи. Принц последовал его примеру, но решил держаться немного позади. Бывали случаи, когда осторожность Самира избавляла от лишних проблем, но не было к счастью, чтобы эта осторожность спасала жизнь.

Самир исчез в роще и спустя время вернулся, волоча за собой мёртвое тело. Принц осмотрелся, мгновенно обнажив мечи, только это не вызвало скрытой агрессии, ничего не произошло.

- Это гонец, несший новость, - сказал генерал, осмотрев тело. Голова была раздроблена одним мощным ударом. – Вот, значит, где он затерялся. Там следы ещё одного человека. Я думаю, того, которого я не сумел распознать сегодня ночью.
  1   2   3   4

Похожие:

Зависть богини iconЗависть богини
Если Зевс и Посейдон пали в битве против титанов, выпущенных на волю, то Аид затаился где-то за рекой Стикс. Он боялся, бог загробного...
Зависть богини iconМасленица (Комоедица)
Славянский народ в этот день празднует Приход нового Солнца Молодого яноши Бога Ярилы и День Богини Весты – Богини Весны. Это первый...
Зависть богини iconНацуо С. Кирино Нежные щечки
Впервые на русском — новый психологический триллер от автора международных бестселлеров «Аут», «Гротеск» и «Хроники богини»
Зависть богини iconСухарев В. А. Психология добра и зла
Можно ли противостоять стрессам и депрессии, победить зависть и злорадство, интриги и клевету, преодолеть страх и комплексы неполноценности,...
Зависть богини iconГлинка Григорий Андреевич «древняя религия славян»
Варварство, царствовавшее в Тавриде, вознесло на степень богини Диану (может быть так названное греками божество, и иначе там именовавшееся),...
Зависть богини iconСвятой благоверный князь Андрей Смоленский (Переяславский)
Происходил из рода смоленских князей. Зависть и крамолы против князя Андрея его родичей побудили его оставить свой удел. Бедным странником...
Зависть богини iconПриложение Династия Бахрушиных
Трудами и верой русских купцов и промышленников Россия XIX-ХХ века бурно развивалась, вызывая страх и зависть у своих западных конкурентов....
Зависть богини iconCaeca est invidia зависть слепа caecus monstrat viam слепой указывает дорогу = слепой зрячего ведет
Кадмова победа = победа, одержанная чрезмерно дорогой ценой и равносильная поражению, или победа, гибельная для обеих сторон = Пиррова...
Зависть богини iconДревние корни колдовских учений (Рэйвен Гримасси)
Викка — это дохристианские мистические таинства Старой Европы. (Название “Старая Европа” взято автором из книги М. Гимбутас “Богини...
Зависть богини iconСурат «Дятлы на дереве Бодхи»
Обладая весьма мутной индивидуальностью, я привык быть скрытным (это такая хитрая тактика: если дверь бронированная и окна зарешечены,...
Зависть богини iconСеминар «Рождение Богини»
Она решает и выбирает, каким событиям быть с ней, с ее окружением, и тем более с ее мужчиной, с помощью тех мыслей и эмоций, которые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы